Home » Осокин Сергей » Импресарио: ответ на вызов. Глава вторая

Импресарио: ответ на вызов. Глава вторая

0 comments
Импресарио: ответ на вызов Импресарио: ответ на вызов Осокин Сергей
Деревушка была сонной. По крайней мере, на первый взгляд. Вообще-то и название ее, Кампасатория (дремлющий) соответствовало этому. Сбившиеся в испуганную кучку не очень богатые дома, домишки и пристройки полностью заполняли небольшое свободное от леса пятно. По обе его стороны лес тянулся на сотни километров до горизонта. Несколько голых, но достаточно эффектных серых скал, острыми зубцами возвышающихся над кромкой леса, могли бы быть объектом пристального внимания туристов, если бы таковые доходили до этих мест.
Своими крайними домами деревня сходила к небольшой речушке, изгибами уходившей в лес, и, очевидно, терявшейся где-то на географической карте. Полдюжины старых лодок у весьма символичного причала, сложенного из покрывшихся плесенью бревен, говорили о том, что местные не увлекались рыбной ловлей, а пользовали лодки так, от случая к случаю. Сон и тишина, заброшенность и уныние. Потерявшись где-то на юго-востоке страны, деревня редко посещалась и местными «Роlicero». Смысл? Вотчина ленивых, прозябающих в своей жизни людей. Словом, забытое всеми, но существующее где-то, на каких-то административных картах, местечко.
osokin impresario glava 2Сон и каждодневное благополучие было куплено, причем, на несколько лет вперед. По тем самым тарифам, которые вкупе со страхом позволяют держать язык там, где он и должен быть, по мнению «спонсоров». А молчать было о чем. Пара громоздких, несколько похожих на небольшие ангары, сараев из потемневших, плохо оструганных досок имели весьма приличную скрытую кирпичную кладку из не самого дешевого кирпича, облицованного изнутри более свежими досками. Внутренний микроклимат создавала система терморегуляции и кондиционирования воздуха, заимствованная у транспортных судов, перевозивших зерно, современная, почти бесшумная вентиляция и мощнейшая конвекционная система, установленные в десяти метрах от сараев и имевшие вид обыкновенного нужника. На вершине одной, так и не облюбованной туристами скал, чьими-то умелыми руками смонтировано и ловко упрятана. В расщелине - мощнейшая система радиосвязи ВАКО, что до середины 90-х использовалась в системе авиационной разведки АВАКС, и давала исключительно надежную связь в любые погодные условия. Все оборудование ангаров могло быть демонтировано за три четверти часа, превратившись во вполне безобидные агрегаты бытового назначения. Мало ли, кто, где, что купил Private. Искать же антенну на полукилометровой высоте не пришло бы в голову даже самому прозорливому полицейскому. Да и где взять их таких? Весь это полумиллионный маскарад в виде опций к деревне был создан только ради одной цели. Делать деньги. Огромные деньги. Пять-шесть раз в году. Этих денег хватило бы на то, чтобы купить сталелитейный завод или контрольный пакет акций крупного телевизионного канала. Но ни в сталелитейном производстве, ни в рекламе производимый товар не нуждался.

Этот товар ждали и требовали. Из-за этого товара гибли неплохие парни из ФБР и АНБ там, в Америке и уже седьмой год местный спецназ, обученный и натасканный лучшими инструкторами из английского САС, своими эскадронами и звеньями постоянно дежурит на взлетной полосе военного аэродрома Искарелиньо, чтобы в случае получения хоть какой-нибудь более или менее объективной информации произвести мгновенный опустошающий налет. Кокаин. Еще неразбавленный на мексиканских дорогах, на водных переходах, крупными и мелкими торговцами. Цена унции сродни золоту. Смерть, упакованная в герметик, и расползающаяся по всему континенту.
Джефф сидел, привалившись спиной к дереву и, покусывая травинку, задумчиво глядел поверх тяжелых полевых очков «Ягуар» на деревню. Метров 700-800 до нее, а от границы леса каких-то 100, а уже чащоба. Пришлось потратить сутки, чтобы оборудовать лагерь. Продумать индивидуальные, тщательно замаскированные схроны, убрать лишние ветки, мешающие обозрению, да так, чтобы даже, к примеру, егерь, оказавшийся здесь не заподозрил бы присутствия человека.. Хотя для того, кого они ждали, это была засада.

В задаче - выявить график и принципы дежурства незримой, но достаточно профессионально выставленной охраны. Определить примерную схему действия, просканировать с помощью Е-star антенну, закрепленную на скале и выйти на ее частоту. Место нахождения Джефф определил почти сразу, глядя в мощный полевой бинокль. Еще во время второй мировой войны УСС использовало такую схему – мощный стационарный приемник-передатчик, а в радиусе 2-5 километров от него работают небольшие переносные. В случае облавы под арест попадает передатчик, собственный портативный дешифратор-сканер, с небольшим, в 10-15 минут интервалом, выдающий перехваченные сигналы. Пока был только один. Хозяйственный: килограммы, суммы, необходим новый аккумулятор. Нужен другой сигнал. И он обязательно будет. Наводку, где искать, и где примерно будет Карлос, дал старый приятель по фирме, ушедший из нее после громкого скандала, связанного с нецелевыми финансовыми расходами и болтающийся сейчас между Лимассолом и Уекберрой, состыковывая больших и малых бизнесменов, торгующих вполне качественными товарами, обходя, правда, при этом как таможенные, так и налоговые структуры. Хороший спец был. Но как это часто бывает, почти не учтенные и не подтвержденные бухгалтерией деньги ломают. Сломали и его, что привело к выходу из Игры без выходного пособия. О том же, что часть денег оседала в тех же карманах, откуда они и шли, его приятель будет молчать, наверное, еще очень долго, что гарантирует ему свободу перемещения из одного бара в другой без страха однажды утром или ближе к ночи встретить «контролера» из фирмы и получить подтверждение об окончательном расторжении контракта чем-то более существенно выраженным, калибра 9,3миллиметра, например.

«Хороший, хороший спец был». Джефф тяжело вздохнул, как будто отбрасывая прошлое. «Пустышку тянем, пустышку. Третьи сутки на исходе – ноль. Забавные все там наркопарни. Карлос - был такой террорист в 70е. ЦРУ тогда на ушах стояло. Ну и называйте себя, как мама родила. А то «Сантосы», «Карлосы», «Франчески» - кабальеро кокаиновые. А товар явно грузят – сезон. Тачки подобраны неплохо. Восьмой «Форд-Бронко» - у этого вагонные рессоры, до двух с половиной тонн возьмет, в случае чего местную полицейскую машину, как бульдог моську сдвинет, а охрана - «мустанги» с явно форсированными двигателями и все неброское, обшарпанное, но очевидно, с идеальным состоянием ходовой части и двигателем».

 «Неглуп парень, -подумал Джефф о Карлосе, - весьма неглуп». Несколько раз было даже что-то, внешне похожее на прочесывание ближайших подходов к деревне. Естественно, не нашедшее Джеффа и его людей. Призраки, что с них взять. Схемы не армейские, но не менее эффективные. Люди, прочесывающие лес, явно обучены кем-то толковым. Внешне похожие на отбросы общества, но весьма ловко передвигаются, прикрывая звеном звено. Да и кошачьи манеры пробивают в походке, значит, неслабо тренируются. Оружие хоть и стандартное для такой публики – американские «Ингрем» - весьма умело прикрыто рубашками и кахо. Хотя он бы посоветовал им итальянский «Спектр» или, на худой конец, израильский «УЗИ». Лес все-таки. Собственно, сам он цепь чуть было не зевнул, разглядывая двадцатимильную карту, но на то и есть правильно выставленная засада, чтобы вовремя предупредить об опасности. В общем, растворились. Порой в нескольких метрах от легко ступающей цепи. Оборванец, который прошел рядом, явно вылил на себя треть флакона «Кристиансена» за тысячу 750 доллларов. Джефф тогда внутренне усмехнулся. Своеобразная все-таки эта публика, не могут удержать на себе ту маску, в которую нарядились. Не говоря уже об их баронах и барончиках. Но, впрочем, это их дело. Такой день в его прошлой жизни был бы несомненной удачей. Сигнал в десятую долю секунды мгновенно расшифровали бы где-нибудь на Ваалпааре и через час здесь зависли бы в нескольких метрах от земли пара-тройка «Сикорских», сноровисто высаживая спецназ. И всё, лавочка закрыта. Но не сейчас. Ему нужен Карлос, нужен позарез. И ни с кем: ни с АНБ, ни с ЦРУ он делиться не будет. «Эх, Карлос, Карлос, твой бизнес - это твой бизнес, но то, во что ты влез, возможно, по-случайности, очень рассердило и расстроило серьезных людей, реально, не выборно занимающихся политикой в разных географических точках. А ссориться с ними не рекомендуется никому». Нарушив второй раз за третьи сутки все инструкции и вопреки собственному опыту он вытащил из нагрудного кармана любимые «Goldspair», щелкнул зажигалкой, прикурил и глубоко затянулся. Забавная все-таки штука жизнь. Его хозяева НЫНЕШНИЕ, - он всегда четко расставлял приоритеты, - такие же, как и он сам призраки. Достаточно скромный «Олдсмобил», дом в пригороде, газон перед окном, семья, добропорядочен во всех отношениях. Но при желании такие вот скромняги могут посодействовать или достаточно эффективно противостоять выборам президентов, заполнению вакуума в стойле премьер-министров. Их нет. Их присутствие незримо, но при необходимости давление - политическое или военное – с их помощью будет таким, как надо.
 
Хороший все-таки табак выращивают кубинцы. Он всегда покупал сигареты в маленькой лавке на углу двадцать седьмой и семнадцатой, где-то ли турок, то ли перс торговал самыми экзотическими сигаретами и сигарильо. Правда, в поездках приходилось довольствоваться менее крепкими, местными. Не везде же есть лавки с персами.

«А адреналинчик-то играет. Отвык ты, Джефф, от полевой работы, отвык. Когда же это было в первый раз?» Двадцать три года назад, в восемьдесят седьмом. Официальной доктриной тогда было подытоживание  операции «Буря в пустыне». А он, молодой двадцатичетырехлетний лейтенант SEAL,S работал на африканском континенте, вытаскивая из рук уже непонятно кого одного из лидеров УНИПЛА, на которого все еще делали ставку те, кто определял ту политику.

Кинув взгляд туда, где, по его мнению, должны были быть его люди, и, естественно, ничего не заметив, украдкой, чуть ли не по воровски, вытащил четвертую сигарету. Сентиментальным стал. Усталость? Да, вроде нет. Возраст? Наверное. Но, скорее всего, растревожил запах травы, собственного пота и риска - однажды ЗАПАВШИ, это не уходит никогда. Шестнадцать последних лет ведь что было – респектабельность и Premium of life. Визитки очень престижных фирм и компаний в качестве легальной крыши, по большей части, вип-залы аэропортов, люксовые номера пятизвездочных отелей. «Извините, господа, здравствуйте, господа. Ваши интересы совпадают с нашими, даже если они противоположны. Вот ваш чек, чтобы скрасить одиночество и убрать противоположности». И вот оно, проняло именно сегодня. Значит, не возраст.

Сзади на плечо мягко легла рука. Джефф от неожиданности вздрогнул, медленно стал поворачивать голову, одновременно скользящим движением правой руки незаметно снял с предохранителя «Беретту», зафиксированную на правом бедре. «Тьфу ты, Том. Кто их учит так ходить?» До прихода в его группу Том был мастер-сержантом в Форт Браге, готовил «беретов» для сто седьмого полка. Он то ли повздорил с кем-то из вестпойнтцев, то ли залез на молоденькую не по годам для штабного полковника жену, а, может, и то, и другое. В общем, Джеффу пришлось в прямом смысле вытаскивать его из дисциплинарных передряг. Сведя на нет азарт военной полиции неприкасаемостью своей фирмы, оплатив, естественно, выбитую витрину и разнесенную в щепки стойку бара. Уладив остальные «почему» набором не коллекционных, но очень хороших коньяков. Том этого стоит. Ценный кадр. Правая рука. Взглянув на Тома, Джефф сразу все понял по блестящим глазам и белозубой улыбке. «Есть. Идет конвой «Кэдди» и джип сопровождения». Да, это их стиль. Что-нибудь громоздко-лакированное и автомобиль охраны. Пристроившись рядом, Том шепнул:
- Приказано приготовить гостевой домик и ужин на девять персон.

Это он. Джефф прикрыл глаза, прикинул: боевики из оцепления, личная охрана, плюс четыре-пять человек в патруле. Максимум, человек сорок. Отлично. Сворачиваем лагерь, все лишнее оставляем, работаем налегке.
- Всё лишнее у меня только здесь, - буркнул бывший мастер-сержант, ткнув пальцем в лоб.- Сбросить такую аппаратуру? Она больших денег стоит.
- Это приказ, Том. Нам до Джабуту добираться водным путем четыреста километров. Ничего лишнего.
- Ладно. -  И растворился в кустах. «Этот точно поскручивает сейчас и Джи-пи-эс и, наверное, умыкнет скеллеры,- с улыбкой подумал Джефф. - Наверняка, два-три кармана будут забиты сушеным мясом и супер-глюкозными таблетками. Сержант – что с него возьмешь. Не обыскивать же».

Так, двадцать сорок восемь. Ждем. Через какие-то три четверти часа по заброшенной, но, чувствуется, очищаемой иногда крупным бульдозером дороге, запылили два автомобиля. Достаточно устаревший, но не ставший от этого хуже «Каддилак - Эльдорадо», окрашенный почему-то в малиновый цвет, и везде проходимый «Ниссан – Патрол». Остановились автомобили в центре деревни и на небольшой площади перед двухэтажной гасиендой сразу стало немножко тесно. Джефф еще в первый день снял с крупнокалиберного пулемета «Браунинг» оптический прицел и сейчас разглядывал всю эту публику. Был бы приказ уничтожить, можно было это сделать, не сходя с места. Объятия. Поцелуи. Несколько человек личной охраны и из местных зло таращатся по сторонам, полностью обнажив стволы. Тип в черной рубашке с какими-то местными украшениями, наверное, и есть Карлос. Почему публика в Латинской Америке таскает свои пистолеты впереди за ремнем, это неудобно, не говоря уже о том, что так неудобно сидеть, а в суете можно что-нибудь и отстрелить. Насмотрелись фильмов. Кобура – вот вещь достойная любого оружия, или в крайнем случае за ремнем, но сзади. Мельком заглянув в свои бумаги, вытащил фото Карлоса, мгновенно сравнил. Это он. Сзади опять ворохнулся воздух – Том, и в ухо зашептали:
- Идентифицировали – Маркос Серджио Гастонэ.
- Передай по цепи: выход на исходную в один-ноль - сказал Джефф. - Ты что лыбишься, Том? Можешь когда-нибудь быть серьезным?
- А жена у полковника – во! Том показал большой палец и скрылся в чаще. Джефф хмыкнул: «Береты. В любой ситуации у них на уме одно – бабы».

В тот давний вечер основные траты Джефа легли на попытки загладить вину - ну, не был он там, случайно оказались вместе и все тут. Зараза. Ну ладно, придем на базу, устрою ему хождения, как будто фурсеток из бара им не хватает. Три дня, целых три дня высчитывал план. Выискивались слабые места в неплохой, надо сказать, незаметной обороне, связанной со своеобразным стилем жизни наркодельцов. «Все, пора». Джефф свалил в свою волчью яму уже не нужные продукты, теплый спальный мешок, воду и, тщательно замаскировав заранее срезанными ветками схрон, втянулся в глухие заросли, предварительно по привычке большим пальцем разрисовав диагональными полосками лицо, вскрыв тюбик. Его люди также неспешно и бесшумно в радиусе каких-нибудь 600 метров проделывали то же. Часы профосфорицировали час 30. Джефф дважды легко щелкнул по микрофону мегафона и тихо сказал:
- Выходим.

За полчаса до этого вездесущий Том, достав из своего безразмерного вещмешка очередную диковинку лаборатории BSAK, заполнил весь местный эфир отвлекающими звуками, отрывками телепостановок, радиорепортажей и только тренированный слух, тем более знающий, что слушать и узнающий тембр своих голосов, свободно ориентировался в этом хаосе. Джефф усмехнулся. Играем против самодеятельности, а на собственном горбу пришлось тащить все по максимуму. Массу необходимых и незнакомых обыкновенному миру вещей. Это было его решение. Службу безопасности Карлоса выставлял бывший чилийский полковник разведки. В свое время окончивший «Школу Америк», да и поднаторел, наверное, за время службы под Аугустино в разных пикантных играх. Лучше подстраховаться. «Сходимся».

Деревня представляла из себя квадрат, с юго-запада имеющий небольшой выступ, мягко сходивший своими зарослями к реке. Еще во время застолья местных «кабальеро» Джефф определил не очень отчетливые, но подающие надежды слабые места охраны. Все «прочесывающие» ближайшие подходы, угомонившись в казарме, очевидно, тоже с обильным ужином и возлияниями. Это казарма. Двухэтажное строение располагалось практически подле воды, глухой задней частью выходило на воду, а двумя подъездами, прекрасно видимыми невооруженным взглядом - в сторону южного холма. Небольшой возвышенности, поросшей кустарником, в котором сейчас уже хозяйственно расположился О,Нил. Шотландец по происхождению, два метра ростом, никогда не вникающий в тонкости его, Джеффа, Игр, но прекрасно, на уровне искусства, владеющий крупнокалиберными стреляющими изделиями и отличающийся полным отсутствием каких-либо «нервов». Основная задача его была прикрывать отходы группы, чем он и занимался уже несколько лет. Что называется, край или надежда в случае провала. Сейчас он лениво перемалывал « Spirment», поглядывая поверх круглого ствола «Венуса» на обе створки казармы. Прицелы он так и не полюбил еще в Академии Вест-Пойнт, обводя по контурам мишень двумя - тремя очередями. «Венус», хоть и старенький, из 70х, но надежный, шесть стволов, имел 1000 выстрелов в минуту. За бараки-казармы можно быть спокойным. Стандартный же армейский «браунинг», предназначенный для того, чтобы короткими очередями прижимать и отгонять потенциальных догоняющих, уперся стволом в окраину деревни. Здесь все надежно, пеший патруль не в счет. Скользнуть между ними – задача для первогодка. Основная проблема – личная охрана. Пока она в неизвестности, человек 7-8, сжимающие кольцо вокруг достаточно презентабельного по местным меркам дома.

Троекратный щелчок - группа пошла. Минут сорок ушло, чтобы пройти каких-то метров 300 от границы деревни к центру, просочиться, проскользнуть. Врач группы Стиг, оставшийся в зарослях среди хитроумных приборов, периодически докладывал о нюансах тишины. Выход на связь охраны стандартный, никого ничего не тревожит. Главная головная боль всех деревень – собаки. Джефф заметил за три дня, что любые перемещения по ночной деревне не вызывает у них реакцию. То ли привыкли, то ли смирились. Так, иногда… Цель: двухэтажный из плесневелого кирпича дом, с претензией на испанскую гасиенду, очевидно, очень удобный внутри. Любят они такие вот несовпадения. Двое у входа развалились и покуривают в соломенных креслах, кто-то стреляющий, очевидно, сверху на крыше. Слабо, слабо. «Думай, Джефф». Два мощных прожектора освещают небольшую единственную мощеную настоящим камнем площадь. Тыльная же часть, выходящая на дорогу, в темноте. А вот это уже недоработка. На границе света и темноты, ох, чего можно наделать. Было бы умение. «Два стационарных пункта по краям» - шепнули сзади в ухо. «Том, ты когда-нибудь научишься хорошим манерам - выдохнул Джефф. – прежде, чем войти в комнату, нужно постучать. Призрак среди призраков. Да еще успевший прокрутить на скелере все теплодвижущиеся объекты, похожие на фигуру человека. «Один на крыше». «Прочеши еще раз». Все, итогово. Остальные в доме. «Джефф, неужели тебе нравится ходить в галстуках? Без всего этого» «Нравилось». «Особенно, если они с Черри-стрит». Все, работаем. Пошла расписанная им самим партия. В микрофоне раздалось: «Первый-чисто», «Второй – чисто» - фланговой опасности нет. Почти одновременно последовавшие выстрелы «Хеклер хоков» Тома и Джефа сняли проблему входа-выхода. Тут же была решена эта же проблема с крышей, о чем засвидетельствовало что-то громоздкое. Сползающее по черной в темноте черепице. «Третий – чисто». Сработала пара, находящаяся в тылу здания. «Стик, что у тебя?» «Тишина». Секунд десять на неожиданность и рывок. Дислокация и назначение охраны поменялись. Четверо своих взяли в квадрат дом, а уж в подготовке своих людей Джефф не сомневался. Чтобы выбить их оттуда, нужно не меньше пехотной полуроты. Джефф с Томом по той самой границе света и тьмы, несколько петляя, почти на полусогнутых мгновенно проскочили с десяток метров и обустроились за креслами с бывшими охранниками. Том, перебросив «хеклер» на спину, под резиновые зажимы, провел по «беретте», прилаженной на бедре, снял её с предохранителя и стал манипулировать с устройством, похожим на сдвоенный айфон. Зеленоватые отблески дисплея заиграли на его сосредоточенном лице. Ну, и физиономия у него» - подумал Джефф, - что он к нам-то полез, работал бы в модельном бизнесе – девочки, рауты. Поймав взгляд, Том опять осклабился и выпятив вперед левую руку, показал: внизу пять человек в движении, но все вместе, один наверху статичен. Скупые жесты, определившие судьбу всех. Полицейские входят на счет три, спецназовцы проходят проще - был здесь, стал там. За большой, как это ни странно, нескрипящей дверью, длиннющий коридор. Две двери справа, Одна слева. В конце коридора огромный буфет и лестница наверх. Том уже с «хеклером» на уровне плеча, рукой в перчатке с отрезанными пальцами, указал на вторую комнату: «все пятеро там». Оттуда доносился негромкий звон посуды, степенный разговор и запах дорогих сигар. Ткнув пальцем в себя, Джефф поднял два пальца и сделал достаточно элегантный жест в сторону Тома, мол, прошу выходить. Ступая за Томом по краю деревянных половиц, где они меньше всего скрипят, они оказались у полузакрытой двери. Мягкий толчок левой рукой и два западногерманских автомата с глушителями в считанные секунды разметали по полу наркобароновую службу безопасности. До этого в несколько долей секунд две пары внимательных и совершенно уже отрешенных глаз убедились: Карлоса здесь нет. Значит, он наверху. Спит. Ну, что же, наркобароны берегут себя. Постучав по микрофону (в наушниках сейчас тихо звучал романтический блюз 60-тых), Джефф спросил: « Стик, что у тебя?» «Тихо, никто не пришел, не уехал, шоколад кончился». «Док, собирай вещи, уходи к О,Нилу, мы почти на выходе».

Лестница была длинной и почему-то очень пологой, из прекрасно струганных и подогнанных досок. Только мелькнув между этажами, оба очутились возле единственной двери, очевидно, вывезенной из какого-то музея, уходящей вверх на добрых три метра и покрытой фресками. Джефф тронул её двумя пальцев, дверь поддалась. Вошли. Спальня занимала весь второй этаж. Посредине стояла кровать, нет, не кровать, а нечто похожее на перевернутый шкаф викторианской эпохи с горой подушек и атласными покрывалами. В углу комнаты находился бар с большим количеством спиртного и достаточно дорогим стереоблоком. Все стены были задрапированы в какие-то холсты, напоминающие паруса средневековых пиратских кораблей. Судя по деталям, Карлос пользовался услугами местных крестьянок. Две тени скользнули к кровати. Джефф на мгновение задумался. Левой свободной рукой обрисовав «пеленать сразу не будем», указав место Тому у изголовья. А сам мягко присел в ногах тихо посапывающего Карлоса. Точно он – лет 36-38, достаточно выразительное лицо, шрам над левой бровью. Уловив еле заметное движение, Джефф поднял голову. Том, как обычно, улыбаясь, и держась свободной рукой за живот, ткнул пальцами в пижаму, в которую был одет Карлос, показал четыре пальца и сунул их себе в карман – мол, пижамка-то у мальчика 400 баксов стоит. Джефф ненавязчиво постучал глушителем автомата по коленке Карлоса, - просыпайся, дескать. В ответ круглые от неожиданности глаза, левая рука мгновенно скользнула под подушку, что сразу же было пресечено Томом. Огромная лапа сжала Карлосу рот , вторая взяла на болевой прием кисть. «Тихо, Карлос, тихо. Все хорошо. Ближайшие твои люди в казарме, и они под прицелом. Мы одни. Моргни глазами, если понял. Хорошо. Меня зовут Джефф или Смит, хочешь, можешь называть меня Самюэль. Мне нужны документы, которые ты купил у Мендоса. Причем, бесплатно. В качестве компенсации ты можешь продолжать пользоваться своими капиталами.» «Кто вы?» «Бойскауты» «Вы знаете, с кем вы связались?» «Времени мало, Карлос. Мы не из ФБР и не из отдела по борьбе с наркотиками. Твое ремесло нас не интересует. Бумаги здесь?» Том вытянул свою берету, а поскольку с предохранителя он снял ее раньше, просто воткнул в подушку глушитель, а ствол прижал к уху Карлоса. Сделал два выстрела. «Бумаги здесь? Карлос. Не будь идиотом. Современная химия развязывает любой язык». «Где мои люди?» «Это неважно, кто где. Важно, что у тебя примерно 60 миллионов долларов. Так стоит ли рисковать ради каких-то двадцати. Я больше чем уверен в том, что ты просматривал эти бумаги, но ничего не понял. Эти бумаги нужны для другой игры. Учти, что за тобой охотимся не только мы. Считай, что я добрый, а могут прийти и злые.» «Зря я с ними связался» - тихо промычал Карлос. – Но вы отсюда не уйдете». «Карлос, давай по порядку – связался ты зря, отсюда мы уйдем, твоих личных людей уже нет. На казарму тебе рассчитывать не придется, уж поверь мне». «Мне нужно подумать» «Минута, Карлос. Сейчас Том поможет тебе в этом». «Нет, не надо. Что я буду с этого иметь?» «Разумный вопрос. Мы сразу уходим. Причем, навсегда. А ты можешь продолжать спать. Бумаги, Карлос, бумаги» «Вы из ЦРУ? Я так сразу и решил.» «Ты недалек от истины, но мы не оттуда – соврал Джеф.- Я даю честное слово, что мы сразу забываем об этой деревне и обо всем» Полминуты в палевых глазах Карлоса отражалась интенсивная работа мысли, а поскольку его рот все еще зажимала лапища Тома, на свет были проронены два слова: «Они в Пуэрто-Рико».

Уходили они по системе «карамболь». Когда-то вычитанной еще в прежние времена из полностью закрытого учебника потенциального противника. Эту схему очень удачно пользовал советский военно-морской спецназ. Джефф тогда даже пытался написать что-то типа курсовой, но встретил яростное сопротивление преподавателей: «У нас есть своя система». Но эта схема уникальна, в ней могут участвовать от трех до двадцати человек, и русские применяют её уже двадцать с лишним лет. Почему нет? В тот же вечер он дико напился со своим приятелем в баре «Трейси», объясняя, что УСС создана в конце второй мировой войны, а русские в таких войнах поднаторели с начала века. Именно эту схему он использовал довольно часто, практически не теряя при этом людей, а в отписывающих бумагах туда, наверх эту схему подменял другой. Победителей не судят. «Пакуем и уходим». Том со свойственной ему предупредительностью наклонился через голову Карлоса и тоном провинциального врача поинтересовался: «У тебя нет насморка?» После чего ловко впихнул в рот Карлоса полиуретановый кляп, который американские специалисты почему-то обрабатывают веществом, вяжущим слюну и наполняющим рот приятным ментоловым вкусом. Через мгновенье владелец пяти подпольных заводов и маленькой армии был надежно спеленут тонкими, но прочными кетжутовыми полосками и провисал на плече бывшего мастер-сержанта. Джефф постучал по микрофону: «Мы выходим. Готовность две минуты». Фланговое незримое охранение несли Кен и Бобби, по прошлым рейдам Джефф убедился, что они объявятся в последнюю минуту с видом людей, просто так прогулявшихся по окрестностям.

Тишина стояла полная, только в казарме горел свет и оттуда нет-нет да доносился испанский говор. Осталось самое трудное – добраться до безопасного места, а это метров 800, да до города миль 600. Холм вырос перед глазами как-то совсем уж быстро. В его зарослях к обоим пулеметам приникли не самые плохие стрелки. На этот раз Джефф специально не взял снайпера, высокая плотность огня, по его мнению, будет более эффективной, чем один точный снайперский выстрел. И еще на ферме, принадлежавшей фирме, Джефф просчитал все варианты отхода. Сухопутный – отпал сразу. По джунглям недели полторы выйдет, а информация позарез нужна сейчас. Единственная же дорога, связывающая с небольшим городком Алпико, будет блокирована сразу же, как поднимется вой и ор по поводу похищения. На машине не пройти. Вертолет не поможет. Остается один путь – водный. Речка петляла и уходила хоть и в сторону, но все-таки в джунгли, а на карте глубины были обозначены от полутора до трёх метров. Идеальный путь для отхода на старом и проверенном надувном «Зодиаке», который, собственно, и стоял, тщательно замаскированный на среде «вода-суша», дожидавшийся этого своего часа. Надежнейшее судно. Несколько отсеков в надувном корпусе, ход 70 узлов может вместить всю компанию. Именно на таком в начале 90-х завязалась дружба со Стингом, доктором группы. Группу Джеффа тогда прилично помотыляли и уходили врозь Джефф и еще один, оба легкораненые, лежали на кокпите судна. И под диктовку доктора оказывали себе первую медицинскую помощь, а Стинг, единственно полностью живой, , виртуозно, одной рукой умудрялся вести на полном ходу лодку, обходя топляки, просматривая потенциальные места для береговой засады и отжимая на трассе, которая, зараза, шла параллельно речке, длинными очередями из крупнокалиберного пулемета, увязавшуюся погоню на двух джипах. Тогда он и заметил врача Seals и после двух посиделок в одном из ночных баров переманил его в свою группу. По укоренившимся во всех спецназах правилам, первым уходил доктор. Правой рукой подхватив «Браунинг», а левой мгновенно вытащив из плечевого кармана Тома глюкозу. «Не жадничай». Разметнувшись волчьей цепью, группа уходила через самые опасные метров 400. Стационарного прикрытия нет, есть только ощетинившиеся в разные стороны стволы. Деревня молчала. Значит, все спокойно. А вот и Зодиак, замаскированный густорастущими по обе стороны реки зарослями. Стинг завел два подвесных мотора, скинув одним движением маскировочную сетку с вкраплениями веток, и бережно принял у Тома кокаиновую ношу, одновременно глядя поверх группы. «Все, парни, уходим». Джефф метнул тело на заднюю банку и раскрыл свою карту

Импресарио: ответ на вызов. Глава вторая - 4.9 out of 5 based on 7 votes
Осокин Сергей

Осокин Сергей

Осокин Сергей Анатольевич, врач-эпидемиолог. Писать начал в 1985г. в городские и областные газеты на родную медицинскую тематику. Восемь лет был обозревателем первого в Ростовской области бизнес-журнала «Ваш капитал».  Писал статьи для журналов «За рулем» и «Спортивный вестник». С 2009года  - член Союза журналистов России.

Add comment

На сайте строго запрещено:


1) сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения
2) оскорбление и угрозы в адрес посетителей сайта
3) в комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь, спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

В случае нарушения - удаление всех комментариев пользователя и бан по IP;

Security code Refresh

Популярное: Эксклюзивные Публикации

  • Артур Гинзбург: Сто лет безумия
    Артур Гинзбург: Сто лет безумия Когда наступил 1917 год Россия находилась в состоянии войны и, конечно, россияне еще не предполагали,…
    Артур Гинзбург: Сто лет безумия - 4.8 out of 5 based on 68 votes
    Read 31845 times Read more...
  • Воспоминания Погибшего
    Воспоминания Погибшего Когда я свернул за угол дома, где было совсем темно, услышал за собой шаги. Хотел…
    Воспоминания Погибшего - 5.0 out of 5 based on 119 votes
    Read 22316 times Read more...
  • Kак я устал, Как всё достало
    Kак я устал, Как всё достало Kак я устал? Как всё достало? Жизнь стала пошлою , как сало, Жизнь стала скользкою…
    Kак я устал, Как всё достало - 3.9 out of 5 based on 71 votes
    Read 16663 times Read more...
  • Артур Гинзбург: ЗАПРЕЩЕННАЯ ПРАВДА
    Артур Гинзбург: ЗАПРЕЩЕННАЯ ПРАВДА Все, что будет изложено далее, основано на рассекреченных документах, рассказах очевидцев, аналитических заключениях и не…
    Артур Гинзбург: ЗАПРЕЩЕННАЯ ПРАВДА - 4.6 out of 5 based on 85 votes
    Read 15556 times Read more...
  • НЕТ ДАННЫХ...
    НЕТ ДАННЫХ... Чаще всего статистику о любого рода катастрофах Советская Власть скрывала от всех. Слухи или обрывочная,…
    НЕТ ДАННЫХ... - 5.0 out of 5 based on 40 votes
    Read 12312 times Read more...
  • Вор в законе
    Вор в законе Что произошло с Россией за последние 20 лет? Что случилось с теми догмами, которые были…
    Вор в законе - 4.9 out of 5 based on 72 votes
    Read 11272 times Read more...
  • Чёрные мысли - 2
    Чёрные мысли - 2 Мысли чёрные стекают, Ноты чёрные играют,И Луна с собакой лают,Меж собою говоря.
    Чёрные мысли - 2 - 5.0 out of 5 based on 37 votes
    Read 11042 times Read more...
  • Артур Гинзбург: Легенды и Истины
    Артур Гинзбург: Легенды и Истины Разве можно не согласиться с тем, что самодержавие в России никуда не делось? Его стали…
    Артур Гинзбург: Легенды и Истины - 4.9 out of 5 based on 34 votes
    Read 8715 times Read more...

Guests

We have 1407 guests online

Из Блогов

Самое читаемое

Читать, смотреть,...

Ларисой Герштейн записан альбом песен Булата Окуджавы в двух дисках на русском и на иврите "Две дороги", а также диск "Кончилось лето" с песнями В. Высоцкого, А. Галича и израильских авторов.

58 Мудрых и полезных...

Не откладывай свои планы, если на улице дождь, сильный ветер. Не отказывайся от мечты, если в тебя не верят люди. Нет недостижимых целей - есть высокий коэффициент лени, недостаток смекалки и запас отговорок.

Умные мысли, мудрые...

Умение выразить свои мысли не менее важно, чем сами эти мысли, ибо у большинства людей есть слух, который надлежит усладить, и только у немногих – разум, способный судить о сказанном. Филипп Честерфилд

Почерк и характер

Почерк. Или еще один способ определить характер 

Хочешь узнать характер интересующего тебя человека – присмотрись к его почерку… Существует такая занимательная наука, как графология.

А что Вы знаете про...

... что коэффициент смертности в Газе один из самых низких на планете, а коэффициент смертности младенческой (верный признак для определения уровня жизни) ниже, чем в Иране, Египте, Марокко, Турции и лишь чуть-чуть выше, чем в члене ЕС Румынии.

Стерномантия: Форма...

Волнующие формы женской груди из покон веков сводят с ума мужчин, зажигая в груди огонь и туманя голову, результатом чего является закономерный поворот их жизни на путь беспрекословного поклонения прекрасному.

Забытый "чёрный...

Впервые легенду о Володе-снайпере, или как его еще называли - Якуте я услышал в 95-м. Рассказывали её на разные лады, вместе с легендами о Вечном Танке, девочке-Смерти и прочим армейским фольклором.