Home » Осокин Сергей
Осокин Сергей
Осокин Сергей

Осокин Сергей

Осокин Сергей Анатольевич, врач-эпидемиолог. Писать начал в 1985г. в городские и областные газеты на родную медицинскую тематику. Восемь лет был обозревателем первого в Ростовской области бизнес-журнала «Ваш капитал».  Писал статьи для журналов «За рулем» и «Спортивный вестник». С 2009года  - член Союза журналистов России.

Разговор не клеился. И главной виной тому были ножки темноволосой красавицы за соседним столом. Альберт был невнимателен. Масленый его взгляд  все время перемещался от стола к укороченной темной юбке. Латиноамериканский темперамент. Дело, как обычно, на втором месте. Пришлось сделать заказ самому. Очевидно, мой собеседник решил, что его информация стоит всех денег.
Хомут сидел в своем московском кабинете. Кабинет был так себе, ни мал, ни велик, метров семьдесят квадратных. В былые времена подобные площади занимали в его бывшей фирме заместители начальников по направлениям. Правда, обстановка была проще, что называется, совнаркомовская. Хомута же кабинет разрабатывал специально приглашенный из Питера дизайнер с длинной и невыговариваемой фамилией. Поэтому Хомут при общении называл его попросту - маэстро. Карельская береза, бук, граб - древесная основа интерьера.
В конце шестидесятых годов 19 века до Ростова, наконец, дошла железная дорога. Причем, сразу с двух направлений: Курско-Харьковско-Азовская от Таганрога, по берегу Азовского моря, Мертвого Донца и Дона и Козлово-Воронежская через Аксай. Возникло железнодорожное сообщение между Ростовом – на – Дону и центром Российской империи. Первый железнодорожный мост (а было их всего четыре, включая существующий ныне) был полностью завершен в 1875 году.
Это была яхта. Правда, моторная. Но так уже повелось с середины 90-х, что любое судно, имеющее определенные размеры, гандикап, мощный двигатель, именовалось без затей – яхтой. В данном случае это было почти двадцатиметровое судно с двумя превосходными дизелями «Волво. Пента» по 140 лошадиных сил каждый. Плавные обводы ходовой рубки, вмещающий бак и ют и несколько комфортабельных кают для членов команды. Для хозяев и гостей были предусмотрены каюты в исполнении экстра-класса, небольшой современный и очень уютный камбуз, несколько душевых с достаточным количеством воды в емких резервуарах, библиотека в салоне с набором книг на морскую тематику и курительный салон.
Васильевич посмотрел в мою пустую чашку кофе.
- Не будем больше отвлекать их, пойдем ко мне.

Кабинет Васильевича оказался на третьем этаже, скорее это был кабинет для «особых» разговоров - нет окон и, судя по всему, неплохая электронная защита. Два кресла, столик, бар, небольшой сейф.
Каракас встретил дождливой погодой. Мне всегда  нравился дождь в аэропорту. Распластанные самолеты на площадках, мокрая взлетная полоса и разноцветная, разноликая многоязычная толпа пассажиров, взглядывающих с надеждой в пасмурное небо.  Наш самолет  неспеша заруливал в свой сектор. Бросок через океан закончен. Мой виски так и остался почти нетронутым. На этот раз со стюардессой Ириной удалось переброситься несколькими фразами.
Пятый час оба «зодиака» с дистанцией 20-30 метров шли по мутной воде речушки, название которой Том так и не смог выговорить, читая карту, взятую у Джефа. Мутная желто-коричневая вода с массой плавающих в ней обрывков, семян, листьев, темных набухших сучьев. Еще на «ферме» инструктор тщательнейшим образом втолковывал Джефу  сложности водного перехода. Тот слушал отрешенно.
Деревушка была сонной. По крайней мере, на первый взгляд. Вообще-то и название ее, Кампасатория (дремлющий) соответствовало этому. Сбившиеся в испуганную кучку не очень богатые дома, домишки и пристройки полностью заполняли небольшое свободное от леса пятно. По обе его стороны лес тянулся на сотни километров до горизонта. Несколько голых, но достаточно эффектных серых скал, острыми зубцами возвышающихся над кромкой леса, могли бы быть объектом пристального внимания туристов, если бы таковые доходили до этих мест.
Утро началось как всегда. Необычно. То есть, на самом интересном месте. Сегодня это был сон. Снился скутер с подвесным мотором «Verado», когда стюардесса деликатно толкнув в плечо, сообщила: «Пристегнитесь. Приземляемся. Каракас». Рейс 275 «Шереметьево – Бордо - Каракас» довез до работы. Для нашего района, где я родился, английский был далеко непрофильным, и только боязнь и уважение к Зине, учителю, первому школьному учителю по английскому, заставили меня посещать ее уроки.

Нас читает вся планета:

We have 795 guests online

Популярное: Эксклюзивные Публикации

Самое читаемое

Стыдно быть русским...

Для нас Путин - герой, собиратель земель Русских! Нам и в голову не придет, что Владимир Владимирович затеял войну в Крыму для того, чтобы мы никогда больше не задумывались о том сколько он украл!

Мудрые слова и не...

Когда долго любишь - это перестают замечать. Когда долго прощаешь - этим начинают пользоваться. Когда готов на все - просто перестают ценить. И только, когда уходишь, - начинают понимать, как дорог был человек, которого вернуть уже поздно...

Умные мысли, мудрые...

Умение выразить свои мысли не менее важно, чем сами эти мысли, ибо у большинства людей есть слух, который надлежит усладить, и только у немногих – разум, способный судить о сказанном. Филипп Честерфилд

Почерк и характер

Почерк. Или еще один способ определить характер 

Хочешь узнать характер интересующего тебя человека – присмотрись к его почерку… Существует такая занимательная наука, как графология.

10 русских слов с...

Говоря на языке, мы редко задумываемся о том, как слова, которые мы используем, возникли, и как их значения могли измениться со временем. Этимология — так называется наука об истории лексики и происхождении слов.

Стерномантия: Форма...

Волнующие формы женской груди из покон веков сводят с ума мужчин, зажигая в груди огонь и туманя голову, результатом чего является закономерный поворот их жизни на путь беспрекословного поклонения прекрасному.

Забытый "чёрный...

Впервые легенду о Володе-снайпере, или как его еще называли - Якуте я услышал в 95-м. Рассказывали её на разные лады, вместе с легендами о Вечном Танке, девочке-Смерти и прочим армейским фольклором.