Home » Осокин Сергей » Импресарио: ответ на вызов. Глава седьмая

Импресарио: ответ на вызов. Глава седьмая

0 comments
Сергей Осокин Сергей Осокин Импресарио: ответ на вызов
Хомут сидел в своем московском кабинете. Кабинет был так себе, ни мал, ни велик, метров семьдесят квадратных. В былые времена подобные площади занимали в его бывшей фирме заместители начальников по направлениям. Правда, обстановка была проще, что называется, совнаркомовская. Хомута же кабинет разрабатывал специально приглашенный из Питера дизайнер с длинной и невыговариваемой фамилией. Поэтому Хомут при общении называл его попросту - маэстро. Карельская береза, бук, граб - древесная основа интерьера.

Изысканные диваны из темной ели для гостей, люстра из новоголландского или старочешского стекла, весьма нескромный музыкальный центр и плазменное чудо-ТVset на стене. На фоне всего этого рабочий стол Хомута выглядел нелепо. Обыкновенный двухсекционный стол-тумба начала 70-х. Люди, входящие в ближайший круг друзей знали, что это приобретение было собственноручно погружено и вывезено из одного из учебных центров, в котором Иван Саввич, а так именовали в простонародье Хомута, дослуживал последние восемь лет перед грянувшими переменами. Обошелся раритет даже дороже  тех двух диванов из тисненой кожи.

Хомут сидел и неторопливо пил остывший чай с лимоном. Вся контора, которая занимала три этажа оригинального домика, называлась без затей: информационно-аналитический центр «РИФ». И только глубоко сведущие люди знали, что интересы этой структуры простирались от всесторонней оценки европейской экспортной мощи до работы с весьма тщательно отобранными компрометирующими материалами, как на политиков местного разлива, так и зарубежных.
 impresario Сергей ОсокинСегодня был вторник. По вторникам Иван Саввич встречался с неким высоко стоящим столичным чином, чья осведомленность, а, соответственно, и возможности, напрямую зависели и от «РИФа». Не только осведомленность, но и способность сохранить под собой кресло в борьбе за выживание. Чин этот курировал ряд мегафинансовых групп и был расстроен сползанием деловой активности по ряду западных стран. Там, где речь касалась огромных денег, всегда впритирку шли интересы и политические. И если в начале 90-х страна протягивала руку, просила помощи у каждого, даже у мелких стран, то, существенно сейчас окрепнув, стала оказывать давление на политику этих стран. К их, мягко скажем, неудовольствию. Где политика, там и спецслужбы. Именно их почерк и давление стали испытывать с полгода назад и «Мегашорт», и «АБС Спайс», и «Континент». Давление эффективное и незримое. Как-то вдруг рушатся контракты, заговорщики, держа за талию, уводят партнеров, тормозят ранее проплаченные сделки. Вооружение - вот проблема. С распадом Союза торговлей оружием стали заниматься не только государственные фирмы, но и заводы-производители, и частные группы. Часть их получала информацию по продвижению, а также лоббирование от «РИФа». Индонезия, Индия, Пакистан, Шри-Ланка, Венесуэла, Пуэрто-Рико. Танки, авиация, стрелковое оружие, мины, средства ПВО и связи. В этой игре побеждает хитрейший. А на стороне западных фирм, точнее, их теневых кураторов могущественное политическое лоббирование и десятилетиями накопленный опыт шантажа. Иван Саввич потер виски. «Они думают, что мы все можем, привыкли, не в горбачевской России - на любой товар десятки рук, 3 процента от суммы. Для них это не деньги. Давай больше». Да к этим трем процентам англичане, французы шли десятилетиями. И самый весомый козырь - превосходные эксплуатационные и боевые качества продукции, созданной уже постперестроечной ВПК. Но это знают и конкуренты, размах закулисных махинаций превосходит любые ожидания. «Как банально,- думал Хомут, - всё, буквально всё упирается в деньги». Он развязал галстук, набрал короткий номер телефона: «Наташа, сделай еще чаю с лимоном».

Все началось восемь лет назад, точнее, не началось, а продолжилось в стиле нью-русс. До этого был Союз могучий и нерушимый, училище. Предложения стать не защитником родины, а ее нападающим. Академия, спеццентр, в общем, учеба. Эфиопия, Ливия, Конго, Намибия, Франция. Первые боевые награды на стезе рыцарской борьбы без страха и упрека. В полнейшей тайне и полнейшей тьме. На результат, на результат!

Иван Саввич с сожалением посмотрел на принесённый девушкой очередной свежезаваренный чай, отставил его в сторону и решился пройти по центру. Строился он и планировался в конце 90-х, когда понадобилась более агрессивная внешняя коммерческая деятельность. Весь первый этаж занимали офисы среднего персонала, перетянутого, кстати, за деньги немалые, из двух грандов государственных разведывательных структур. Очень уютная столовая с преимущественно русской кухней, фитнес-центр с фитобаром, комната охраны СБ, оружейная.

Второй этаж занимал информационно-аналитической отдел, и подотдел с новейшей, наиболее продвинутой техникой. Третий этаж отдан под большой конференц-зал и кабинеты руководства.

Весь комплекс прекрасно защищен от электронной разведки. Такой вот, почти домашний шпионско-деловой центр в одном из районов столицы. Неброский. И назывался он без затей - Европейский центр. Способный в случае нужды продержаться до подхода подразделений Кантемировской дивизии. Охрана офиса - несколько смен из бывших офицеров спецназа, а служба безопасности, кстати сказать, не очень многочисленная, представляет собой сплав молодости и опыта одного уважаемого военного ведомства. В коридорах тихо. Хомут подошел к кабинету 2Б и без стука, а он имел на это право, вошел. Обычно отсюда он и получал данные по Западной Европе.

- Здравствуйте, Иван Саввич - поднялся со стула моложавый человек.

«Долго, долго я вынашивал идею этого центра.-  Немного хмурясь, выходя из кабинета, думал Хомут. - Тогда-то что было? Ранение в Алжире, перевод в элитный учебный центр и восемь прекрасных лет на берегу теплого и ласкового моря тогдашней нашей республики, а сейчас члена НАТО… Ну, так вам и надо», - буркнул Cаввич непонятно кому, поддев ногой темно-зеленый коврик. Заложив руки в брюки сшитого у Валентино костюма, он медленно прохаживался по коридору. Когда все рухнуло, он в свои 52 остался без ничего - без работы, без семьи, без детей. Решил попросить помощи у Москвы. И  ведь знал, что она бьет обычно с носка, а тут ударила с мыска, да причем, наотмашь. «Ваня, сами не знаем, нужны мы или нет, а ты у нас вообще заграничный кадр», - это он услышал, пройдя через коридорные заслоны в нужный кабинет. Правда, три бутылки прекрасного армянского коньяка были приняты. Что дальше? Выслуга, полковник. Ну, что, охранять платную автостоянку? Были и другие предложения, от которых он сразу и однозначно отказывался. Повезло не вдруг, но повезло. В одно солнечное субботнее утро пришел он, Семен Николаевич Долевой, по прозвищу Бобер, уже бывший резидент испанской резидентуры. И нашел  же через двенадцать лет. «Что, Ваня, без работы? Так мы тоже, ну ничего, не сиротствуем же». Это было сказано после стремительного броска на отличной «Ауди» по вечерним улицам столицы в маленькой пивной на углу Тверской-Ямской. «Не сиротствуем. Они тогда, - Бобер вилкой указал куда-то в угол пивной, - стали работать по всем закоулкам старушки Европы. И им нужны мощные информационные помощники, в том числе, чтобы лоббировали их интересы здесь. Не все люди тянут руки к деньгам Камдессю, много их здесь, которые имеют эти деньги. Есть и пара-тройка важных из бывшего управления. Вельможи… Мокрая рубашка будет у тебя, Ваня». Бобер доедал последние пельмени в своей тарелке. - Смех и слезы - Бобер вытер губы салфеткой.- Люди, державшие в напряжении не один спецотдел Европы, оказались на содержании людей, которые не только не играли в наши игры, но даже отдаленно не подходили к ним. Новый социальный пласт. Олигархи».- Бобер скомкал салфетку и кинул ее в ближайшую урну - столовая была еще та, совдеповская.

С того разговора в неуютной пельменной прошел не один месяц.  Несколько месяцев прошло. Когда Хомут «по винтику, по шурупчику» собирал свой центр, он любил его. Никто из «этих» не интересовался, как и из чего создавался он? Всем нужен был результат, окончательный результат. Счета, правда, оплачивались молниеносно. Что же касается людей, то часть их была  найдена им самим, а часть взята на «накачку» и «переподготовку». Кадры решают все. Этот лозунг из прошлого очень хорошо понимали в офисе с картинами Левитана  на стенах.

Семья у Хомута не сложилась. Для Союза это был нонсенс, поскольку все выездные должны были иметь  хотя бы жену. Притча во языцех. Заместитель резидента без второй половинки, с его-то возможностями? Но держали, ценили за ум, за порядочность, за честность. На Западе обзавестись постоянной женщиной означало создать себе проблему, поскольку везде было всевидящее око, а заводить мелкие интрижки с женами торгпредставителей - не в его правилах. Но в учебном центре дама сердца появилась. Да не просто женщина, а прима местного оперного театра. Правда, после разрыва Союза и вытеснения кадров из центра она быстренько заявила, что он москаль, соответственно, никуда она с ним не поедет, и тут же переметнулась к оптовому торговцу мукой. А потом, в Москве уже руки не доходили создать что-либо, похожее на домашний уют. Роскошная  для холостяка квартира. Солидные, почти неограниченные финансы. Но, увы, время… Круглые сутки на передней линии. Даже по воскресеньям он, якобы, отдыхал - играл в теннис в  частном клубе с одним из начальников нелегального управления. Информационный бизнес прямо на теннисном корте. Информация была взаимной. Что дороже денег. Впрочем, однажды, когда дочь его партнера по теннису выходила замуж, «РИФ» не поскупился и преподнес на серебряном блюде ключи от модной тогда «АудиТТ».

Удалась жизнь или нет - вот, в чем вопрос. Судя по крупному - удалась.  Его информацию ждут. Его ежедневные, еженедельные, ежемесячные сводки филигранны. Да еще сводки, подаваемые регулярно вместе с небольшими презентами из стран, входящих в сводку. Коммерческим структурам, да и более значимым - только мозги  включай. - Хомут тяжело отодвинулся от стола. - «Что ж это так давит меня третьи сутки?»- мелькнуло не к месту.

- Иван Саввич, свежий чай, - в дверь деликатно постучала и вошла полубалетным шагом офисная барменша Наташа.

«Как настоящая, - хмуро помыслил Хомут, - высокая, стройная с великолепными физическими данными. Не красотой, а именно данными. В синем блейзере и белоснежной юбке барменша выглядела так, будто с четверть часа назад прошла фотосессию для какого-нибудь глянцевого журнала - игрушки колбасного нувориша. Где они таких набирают? Хотя с них станется, и из театрального училища  умыкнут».

- Иван Саввич, что-нибудь еще? - совсем по-наивному похлопала загнутыми ресницами барменша.

О его холостяцком положении знала, естественно, вся женская половина агентства и, естественно, всячески выказывала ему внимание и готовность разделить, что называется, и стол, и кров, и дополнительные возможности. Нет уж, спасибо. Лет 20 назад пригласил бы… да хоть в театр, а сейчас что? Публике на потеху…

- Да, кстати, это приказ, - построжал Хомут,- не носи с собой оружие, оно у тебя под этой… как эту называют? Синяя… Здесь оружие не нужно.

 Зардели щечки.

- Это мне Виталий подарил и сказал, чтобы я носила маленький пистолет на два патрона.

- Дурак твой Виталий, это не оружие, оружие у разведчика здесь,- он ткнул себе в лоб,- ну, у вас, возможно, еще где-нибудь… И охраняют нас не вохровцы МВД, а спецназ, которые муху не пропустят. Иди, дочка. Мягко щелкнули замки. Дива удалилась. Хомут отодвинул нижнюю полочку стола. Там у него лежал «ТТ» на две обоймы. Подарок, если так можно так выразиться. Он  его выпросил у нужных людей. Вот это оружие. Старенькое, но очень эффективное и мощное. В учебном центре был такой вот аттракцион у замначальника по боевой подготовке. Он с двумя ТТ» устраивал выступление для молодых слушателей, которые уже поднахватались и ума, и «восьмерок», и стрельбы с обеих рук в кувырке. Приходил на полигон во время подготовки и просил у кого-нибудь пятикопеечную монетку. Обрисовывал себя и, не выходя из круга, с двух рук размечал в 8 и 9 все мишени, входящие в это упражнение. Хомут после этого наставительно произносил: «А у них такие почти все». Правда, как-то на 5 ноября - в день праздника и застолья Сергей сказал, поднимая фужер с минеральной водой: «Ребята, это аттракцион. Я ведь больше ничего не умею. Ваша штатная подготовка очень хорошая. Только никогда не считайте себя суперменами. Думайте всегда».

Налегши на стол и попивая чай, Хомут невольно отметил: «Они и чай делают лучше, чем в «Метрополе». И погрузился в  раздумья. Сейчас более, чем европейские интересы, его заботил латиноамериканский центр. Заказчиком были два консорциума, уже второй год непрерывно вкладывающие энные суммы в карманы фигурантов. Нужно было, кровь из носу как нужно было внедриться в оружейный рынок этого континента. Не ему. Им, тем, кто оплатил все это. Два хлебосольных для латиносов года уперлись в чью-то мощную защиту, основанную на шантаже. Сейчас там Импресарио пытался с ходу с помощью местной резидентуры выяснить, кто переходит дорогу в неположенном месте. Чья это широкая спина замаячила в игре? На столе замурчал телефон, миниатюрный VERTU - подарок на юбилей. Звонок без определения номера. Началось! В унисон бархатистому звонку в трубке зазвучал голос Ледянского, одного из совладельцев трех суперконсорциумов.

- Иван Саввич, как здоровье?  Наши дела совсем застопорились. Хотелось бы хотя бы немного поучаствовать в ваших действиях и решениях.

Медовые нотки в голосе совладельца выдавали желание хоть от кого-нибудь с помощью информации получить  успокаивающую таблетку.

- Приглашаем вас в 19.00 в «Веллу». Не откажите пожилому человеку.

- Я приеду, - Хомут отключился.

Начались «танцы с волнами»…

Специальный корреспондент «Росского Дома» в России
Импресарио: ответ на вызов. Глава седьмая - 5.0 out of 5 based on 1 vote
Осокин Сергей

Осокин Сергей

Осокин Сергей Анатольевич, врач-эпидемиолог. Писать начал в 1985г. в городские и областные газеты на родную медицинскую тематику. Восемь лет был обозревателем первого в Ростовской области бизнес-журнала «Ваш капитал».  Писал статьи для журналов «За рулем» и «Спортивный вестник». С 2009года  - член Союза журналистов России.

Add comment

На сайте строго запрещено:


1) сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения
2) оскорбление и угрозы в адрес посетителей сайта
3) в комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь, спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

В случае нарушения - удаление всех комментариев пользователя и бан по IP;

Security code Refresh

Популярное: Эксклюзивные Публикации

  • Артур Гинзбург: Сто лет безумия
    Артур Гинзбург: Сто лет безумия Когда наступил 1917 год Россия находилась в состоянии войны и, конечно, россияне еще не предполагали,…
    Артур Гинзбург: Сто лет безумия - 4.8 out of 5 based on 68 votes
    Read 31899 times Read more...
  • Воспоминания Погибшего
    Воспоминания Погибшего Когда я свернул за угол дома, где было совсем темно, услышал за собой шаги. Хотел…
    Воспоминания Погибшего - 5.0 out of 5 based on 119 votes
    Read 22344 times Read more...
  • Kак я устал, Как всё достало
    Kак я устал, Как всё достало Kак я устал? Как всё достало? Жизнь стала пошлою , как сало, Жизнь стала скользкою…
    Kак я устал, Как всё достало - 3.9 out of 5 based on 72 votes
    Read 16703 times Read more...
  • Артур Гинзбург: ЗАПРЕЩЕННАЯ ПРАВДА
    Артур Гинзбург: ЗАПРЕЩЕННАЯ ПРАВДА Все, что будет изложено далее, основано на рассекреченных документах, рассказах очевидцев, аналитических заключениях и не…
    Артур Гинзбург: ЗАПРЕЩЕННАЯ ПРАВДА - 4.6 out of 5 based on 85 votes
    Read 15614 times Read more...
  • НЕТ ДАННЫХ...
    НЕТ ДАННЫХ... Чаще всего статистику о любого рода катастрофах Советская Власть скрывала от всех. Слухи или обрывочная,…
    НЕТ ДАННЫХ... - 5.0 out of 5 based on 40 votes
    Read 12328 times Read more...
  • Вор в законе
    Вор в законе Что произошло с Россией за последние 20 лет? Что случилось с теми догмами, которые были…
    Вор в законе - 4.9 out of 5 based on 72 votes
    Read 11291 times Read more...
  • Чёрные мысли - 2
    Чёрные мысли - 2 Мысли чёрные стекают, Ноты чёрные играют,И Луна с собакой лают,Меж собою говоря.
    Чёрные мысли - 2 - 5.0 out of 5 based on 37 votes
    Read 11061 times Read more...
  • Артур Гинзбург: Легенды и Истины
    Артур Гинзбург: Легенды и Истины Разве можно не согласиться с тем, что самодержавие в России никуда не делось? Его стали…
    Артур Гинзбург: Легенды и Истины - 4.9 out of 5 based on 34 votes
    Read 8735 times Read more...

Guests

We have 1069 guests online

Из Блогов

Самое читаемое

Читать, смотреть,...

Ларисой Герштейн записан альбом песен Булата Окуджавы в двух дисках на русском и на иврите "Две дороги", а также диск "Кончилось лето" с песнями В. Высоцкого, А. Галича и израильских авторов.

58 Мудрых и полезных...

Не откладывай свои планы, если на улице дождь, сильный ветер. Не отказывайся от мечты, если в тебя не верят люди. Нет недостижимых целей - есть высокий коэффициент лени, недостаток смекалки и запас отговорок.

Умные мысли, мудрые...

Умение выразить свои мысли не менее важно, чем сами эти мысли, ибо у большинства людей есть слух, который надлежит усладить, и только у немногих – разум, способный судить о сказанном. Филипп Честерфилд

Почерк и характер

Почерк. Или еще один способ определить характер 

Хочешь узнать характер интересующего тебя человека – присмотрись к его почерку… Существует такая занимательная наука, как графология.

А что Вы знаете про...

... что коэффициент смертности в Газе один из самых низких на планете, а коэффициент смертности младенческой (верный признак для определения уровня жизни) ниже, чем в Иране, Египте, Марокко, Турции и лишь чуть-чуть выше, чем в члене ЕС Румынии.

Стерномантия: Форма...

Волнующие формы женской груди из покон веков сводят с ума мужчин, зажигая в груди огонь и туманя голову, результатом чего является закономерный поворот их жизни на путь беспрекословного поклонения прекрасному.

Забытый "чёрный...

Впервые легенду о Володе-снайпере, или как его еще называли - Якуте я услышал в 95-м. Рассказывали её на разные лады, вместе с легендами о Вечном Танке, девочке-Смерти и прочим армейским фольклором.