Home » Молодые писатели » Отвёл Господь - Погибшим и выжившим при обвале казармы в посёлке Светлый посвящается.

Отвёл Господь - Погибшим и выжившим при обвале казармы в посёлке Светлый посвящается.

0 comments
vlasov kazarma
Накануне призыва стоит нелётная погода – пивная скорей, нежели вдохновляющая на бравые поступки по-настоящему. Хмурится на небе и по сторонам. Сибирь в июле непредсказуемая, как молодая и красивая девушка. Из дома выходить не хочется жуть как, но мама идёт на работу. Она – свободный маляр, как впрочем, отделочник, шпаклёвщик и т.д. Сильная у меня мама, расскажу с удовольствием, на все руки и ноги мастер. Зовёт помогать, обещает добавить к жалованию – «подкинуть» на карманные расходы, короче. Мне выпускнику «Профессионального училища № 22» как раз пойдёт хотя бы третья часть от её зарплаты. Девушку приглашу в кафе или на чёртовое колесо в парк. Перед выездом было бы здорово поцеловаться что ли.

– Лёша, быстрей давай! – требует мама, отдуваясь. Она заходит на табуретку, как аэроплан на поросшее поле, с трудом, затем взбирается на шаткий и старый стол, в прошлом лакированный.
– Несу, несу, блин! – согбенный в три погибели, наверное, как Чемпион Мира по силовому экстриму Миша Шивляков, тащу тридцатикилограммовый мешок шпаклёвочного порошка. От одного подъезда до другого – метров десять, но кажется будто километр. Стоп, я здоровый парень, высокий и ладный, а почему тяжело-то?
– На чётвёртый этаж, Лёшенька, а там договоримся, – ласково улыбается мама, выглядывая из окна.
– Хорошо, что наниматели не заготовили стройматериал в соседнем доме, – думаю, скрепя сердце. И зубами тоже.

Остаётся перетащить ещё четыре тяжеленных мешка, несколько рулонов обоев, мастику, потолочную плитку (она из пенопласта) и какую-то лёгкую утварь. Думаю о хорошем. Перед службой в «десантуре» в посёлке Светлом желательно оттянутся, говорю же.
– Эй, Лёха, троечник, таскай-таскай! – слышу хохот. Знакомый причём. Это Сеня «Рыжий». Помог бы лучше, баран, чем конём ржать. – В армию, слышал, забирают. Я откосил, как нормальный пацан.
– Вот именно, что ты – пацан, а я – мужчина! – гордо становится за слова, чувствую приток сил. Поднимаю выше мешок и улыбаюсь. Сеня – дохляк в сравнении со мной, только болтать умеет. – Иди и помоги тогда.
– Не-е, я не раб, – качает головой, машет рукой (не баран, а болван скорее). – Ладно, давай, спишемся. Бери больше, кидай дальше.

Идёт Сеня «Рыжий» с чёрным дипломатом, худющий как шланг. В синих раздутых шортах, из которых торчат веснушчатые спички… Не поднимет рулон, а что говорить про тридцатикилограммовый мешок «Волмы». Завидует «отличник», как пить дать…

Перетаскиваю предметы наверх успешно. Не устаю ни капельки. Мышцы так наливает, что в зеркало даже не смотрю – знаю про себя, что здоровый, как бык. «Рэдбул».

Мама отирает пот со лба, почти заканчивает комнату. Завтра работать будет в зале – надо как следует высохнуть прежней «мазухи» на стенах и потолке. Начнёт следующее помещение, возьмёт предоплату. Говорит, что «будки» элитного дома оплачиваются в три раза больше, класс! А завтра я собираюсь – сижу на чемоданах под вечер. Послезавтра – отбываю, зовёт военкомат, родимая «учЁбка».
– Какой у вас помощник отличный, – хвалит работодатель – женщина лет шестидесяти, у неё по золотому колечку на каждом пухлом пальце. Звать Лолой Уткировной.
– Нас в армию забирают, – докладывает мама сквозь явную, по-моему, усталость и печаль. – На днях отчаливаем.
– Ничего-ничего, – вкрадчивым голосом отвечает Лола Уткировна. – Усилят парню мускулатуру…
– А мне чего, – пожимаю плечами, отвлечённый. – Надо служить Родине! А мышцы у меня нехилые, сам знаю.
– Мы близко – на Светлом, всё в порядке, – соглашается мама. – Главное, не заморозят пацана, и голодом не продержат, как передают по новостям, слышали?..
– Ужас! – собеседница делает страшные глаза, хватаясь за лицо руками. Достаёт предоплату, увесистую стопку новеньких «пятисоточек». – Покреститься вам с ним надо, Мариночка, дорогая. Бог убережёт.
– В своё время не крестила меня мама, промывали мозг родным коммуняки-христопродавцы … – разводит руками. – Обязательно покрестимся.
– Непременно, Мариночка, – как заворожённая повторяет тётя. – в аду и крещённых много, но живи правильно, Лёшенька, – бороздит меня взглядом, будто пастырь что ли. – Воздастся сполна. Помогай мамочке.

Осенённая. Понятно.
Лучше к делу.

Помощь – работа непростая, волнительная, поэтому должна оплачиваться. Жду оплаты труда, как добросовестный работник. Маму не прошу – вечером деньги не дают, плохая примета. Напомню завтра утром и позвоню любимой девушке, предупрежу. На самом деле, не уверен, что она любимая и единственная. Хочется целоваться, обниматься. Мама и папа говорят, что таких любимых у них было вагон и маленькая тележка. Верю, с трудом, не знаю почему.

Засыпаю. А как там в армии – бегать надо, прыгать, на дядю работать. Стрелять из автомата, «монтировать» патроны в магазин, кричать, прикладывая пальцы ко лбу или к виску вроде. Летать ещё с платформы «звездолёта» – вот это здорово «ваще», с дурацким девизом «никто кроме нас».

Ночью ко мне приходит Барсик. Точно. Он трётся мягким и тёплым животом о мои ноги. Шевелю пальцами – чувствую его пушистую шёрстку. Кот мостится и тоже спит, грея меня.

Просыпаюсь, встаю охотно, даже не зеваю, как ленивый баклан. Сегодня «пэй дэй» – день расплаты, платы за работу, то есть. Мамы нет, она – на пункте заработка. Иду в душ. Снилось, вспоминаю, про море. Я там не был ни разу. Эх, мама обещает поехать в Краснодар, оттуда в Приморско-Ахтарск – на Азовское море. Хватит с мамой ездить, пора и самому заработать на поездку, как взрослому. Но после армии только. Слышу – звонит сотовый, подскакиваю, жму кнопку «принять».
– Подходи, Лёша, – зовёт родная. – Хозяйка ушла, а ты хоть поможешь по мелочам. Позавтракаем туточки.

Звоню любимой.
– Алин, ближе к вечеру давай? – предлагаю.
– Ух ты, здорово, тоже хотела на вечер, – слышу оживлённый и звонкий голос. Поднимается настроение. – Куда пойдём?
– По набережной, в кафе! – отвечаю основательно. Последний раз с ней только по «хот-сдоху» съели и запили кофеем «3 в 1» – на остановке возле завода им. Баранова. Везёт что-то на букву «б»… бараны, болваны, бакланы, теперь завод

Баранова, где папа работает.   
– Ва-ау, – тянет Алина восторженно, по-западному. Может, она нравится мне этим «вау»?

 Дальше о чём-то говорим, не запоминаю. Бегу – мама без меня никак. Дело надо делать. Во – потягивает теперь на букву «д».

Тружусь, как вол, потею изрядно от ладного труда. Завтрак, обед, второй обед попозже… потом продолжаем работать вместе.

Мама заканчивает, остаётся немного – подровнять и до завтра. Отдуваясь, забирается на горку строительного мусора, оттуда становится на табуретку. Подходит время и моего сбора – на свидание.
– Мам, дашь пару тысяч, можно одну? – спрашиваю довольный.
– Сынок, – грустнея, обращается монотонно. – Если дам хоть тысячу, то просрочу платёж по кредиту. Я второй раз занимала, помнишь, где?.. С банками и конторами не шутят.
– Ну, ма-ам! – сержусь, повышаю голос непроизвольно. Он срывается сам, дрожит. – Я договорился, у меня – свидание. Завтра уезжаю.
– Сынок, – качает головой расстроенная мама.
– Пошли вы… придурки! – бросаю и ухожу, со всей дури пинаю по мешку шпаклёвки в коридоре.
– Ай! – потом слышу звук, с каким ухает мешок на не слишком твёрдую поверхность. – Синячина, блин… будет.

Возвращаюсь домой. Игнорирую добродушный взгляд папы. Сижу на диване, злюсь неимоверно, готов разорвать соседей. Влажнеют глаза. Кот Барсик запрыгивает и ластится, глажу лохматого друга, гляжу в потолок. На Земле живут одни бараны и дураки!
– Пошёл в баню этот посёлок Светлый и «десантура» местная дурная! – думаю, злясь ещё. – Попрошу, чтобы подальше увезли, дураки… все – дураки! Поеду туда, где иностранцев много, посмотрю, как люди живут. Уеду далеко, мама переживать будет.

*****

Алексея Антонова увозят в Калининградскую область. В Прибалтике парень ни разу не был, а моря Балтийского не видел и подавно. Старшие вояки обещают ребятам регулярные водные процедуры в качестве зарядки – база почти что на море расположена, по крайней мере, её часть, где Лёхе помогать велят.

Присяга – 11 июля по всей России. А чуть погодя – обвал казармы в родном городе Омске. Узнаёт парень подробности из СМИ, потому что по сарафанному радио преувеличивают. Вот Лёха вернётся и по первой возможности покрестится. С мамой, конечно. Она ждёт, звонит каждую неделю и радуется, мол, отвёл Господь. Благо, что поссорились тогда из-за мелочи. Иногда и это в пользу. На всё воля Всевышнего.

Тренируется Лёха Антонов на берегу моря – в кругу старшего «кабана» и рядовых, общительных и хороших ребят, «блошек», как ласково обзывает начальник роты. Скоро домой, скоро – на Родину.
Виктор Власов

Additional Info

  • Перепечатка: Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. В этом разделе сайта пишут люди не имеющие никакого отношения к "Русскому Дому" и редакция не несет ни какой ответственности за содержание. Если читатель нашел источник оригинала, то мы обязательно расположим пропущенную ссылку.
Отвёл Господь - Погибшим и выжившим при обвале казармы в посёлке Светлый посвящается. - 5.0 out of 5 based on 2 votes
Виктор Власов

Виктор Власов

Виктор Витальевич Власов
Житель Омска, 25 лет.
Окончил Московский Институт Иностранных Языков (Омский филиал). Являюсь участником редколлегии современного журнала независимой литературы “Вольный лист”. Член Союза Писателей XXI век Председатель правления Всемирной Корпорации Писателей омского отделения.
Публиковался во многих литературных журналах.
Подробнее

Add comment

На сайте строго запрещено:


1) сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения
2) оскорбление и угрозы в адрес посетителей сайта
3) в комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь, спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

В случае нарушения - удаление всех комментариев пользователя и бан по IP;

Security code Refresh

Популярное: Молодые писатели

Guests

We have 1491 guests online

Немножко Юмора

Из Блогов

Самое читаемое

Читать, смотреть,...

Ларисой Герштейн записан альбом песен Булата Окуджавы в двух дисках на русском и на иврите "Две дороги", а также диск "Кончилось лето" с песнями В. Высоцкого, А. Галича и израильских авторов.

58 Мудрых и полезных...

Не откладывай свои планы, если на улице дождь, сильный ветер. Не отказывайся от мечты, если в тебя не верят люди. Нет недостижимых целей - есть высокий коэффициент лени, недостаток смекалки и запас отговорок.

Умные мысли, мудрые...

Умение выразить свои мысли не менее важно, чем сами эти мысли, ибо у большинства людей есть слух, который надлежит усладить, и только у немногих – разум, способный судить о сказанном. Филипп Честерфилд

Почерк и характер

Почерк. Или еще один способ определить характер 

Хочешь узнать характер интересующего тебя человека – присмотрись к его почерку… Существует такая занимательная наука, как графология.

А что Вы знаете про...

... что коэффициент смертности в Газе один из самых низких на планете, а коэффициент смертности младенческой (верный признак для определения уровня жизни) ниже, чем в Иране, Египте, Марокко, Турции и лишь чуть-чуть выше, чем в члене ЕС Румынии.

Стерномантия: Форма...

Волнующие формы женской груди из покон веков сводят с ума мужчин, зажигая в груди огонь и туманя голову, результатом чего является закономерный поворот их жизни на путь беспрекословного поклонения прекрасному.

Забытый "чёрный...

Впервые легенду о Володе-снайпере, или как его еще называли - Якуте я услышал в 95-м. Рассказывали её на разные лады, вместе с легендами о Вечном Танке, девочке-Смерти и прочим армейским фольклором.