Home » Артур Гинзбург » Проза » В гостях у Чичи или мой питерский романчик.

В гостях у Чичи или мой питерский романчик.

В гостях у Чичи или мой питерский романчик. В гостях у Чичи или мой питерский романчик.

chichaМой друг детства - одноклассник по кличке Чича жил в Питере. Даже не знаю что дальше пояснять: почему Чича или почему Питер? Ну с Питером проще. 

В период моего гостевого визита  в этот город официальные власти, а вернее одна Советская Власть, именовали его Ленинградом. Хотя ни одного аргумента  в защиту этого имени я не слышу по сей день. Аргументов то много, но убедительного,  для меня во всяком случае, ни одного. Творение Петра, город на Неве был и будет Питером всегда.

 

А почему Чича? Не помню, а, может, и не знаю. Кличку Андрюшка получил ещё в шестом классе нашей школы. Он сам себя называл Чичей, ему прозвище нравилось. Да и шло к лицу и всей его интересной внешности. Вот, клянусь, как увидешь на улице Чичу, даже будучи не знакомым с ним, так сразу понимаешь, что это действительно Чича. Непропорционально большая голова, коротко стриженные кучерявые каштановые волосы и большие карие и любознательные  глаза. Одним словом - Чича!

 

По делам валютным занесло моего школьного дружка  в  достославный Питер, где кружили фирмачи, «Эрмитаж» и Невский пленяли торжественностью, Исаакиевский и Александрийская колонна протыкали небо, Петропавловка напоминала, что время идёт, Адмиралтейство, Михайловский, Летний сад, Стрелка Васильевского... История под открытым небом. Город, лик которого не спутать и не забыть. И кто хоть раз бывал в Питере навсегда понимал, что нет прекраснее города нигде  на этой планете.

 

Чича кружил у «Европейской» и «Гостинного», «Советская» и «Астория» находились под вниманием... Он полировал мостовые в местах массового скопления интуристов. С последними очень быстро договаривался о скупке валюты и всего, что они привозили на продажу в СССР. Андрюшка говорил очень быстро ( опыт!!!) на итальянском, английском и немецком, польском и финском... Он не был полиглотом. И в школе по английскому имел еле-еле тройку. Но говорить о деньгах и шмотках на всех перечисленных языках его заставила профессия. Жил на широкую ногу. Работы было много, и она спорилась у Чичи как у печатного станка уважаемой всеми гражданами страны фирмы «Гознак». В течение часа - двух он мог скупить у группы туристов из  «вражеской» Америки всю валюту по два рубля к одному, при официальном курсе Госбанка СССР шестьдесят пять копеек за доллар США, тут же прыгнуть в такси, через десять минут оказаться на сходке с польской фарцой и притулить им всю валюту по четыре рубля за доллар. Лиры, финские и дойч-марки, смятыми пачками распиханные по его карманам, уходили от Чичи к барыгам более мелкого калибра. А прибыль он проматывал в кабаках и компаниях...

 

Как водится у людей с такой профессией, как у Андрюшки, друзья хороводятся  немыслимыми количествами. Он конечно же понимал причины своей популярности в народе. К тому же его открытая душа и добрый нрав были лишь наруку «беззаветно преданному» окружению пользователей бесплатных благ. Вокруг водился всякий народ, в том числе так называемая «богема». Возникает вопрос и справедливо.... А что общего? И почему?

 

Я бы хотел для начала спросить: А что такое вообще - Советская Богема? Назовём их людьми от искусства. Это тоже мир. А точнее тот же слоённый пирог. Та часть пирога, представители которой затронуты рассказом, не может жить без дружбы с властью. Этой части до лампочки - какова она - эта власть! Дружить надо с любой! Так им легче.Спокойнее... Такова их природа. Но судить их за это я вовсе не собираюсь.

Водила дружбу с моим другом Андрюшкой семейная пара. Муж - Миша (сорокалетний администратор одного из питерских театров ), его жена - Ирина     (двадцати пяти летняя  актриса того же театра ).И даже не спрашивайте какого... Зачем? Какая разница?...

 

Дружбу водили, встречались. Андрей был всегда желанным гостем в их доме и бывал у них частенько. Дело было в том, что специфика бизнеса Чичи предусматривала такой аспект, как безобасность его исполнителя. Андрюха прикормил половину питерских стукачей, штатных и внештатных сотрудников всевозможных внутренних и наружных органов, бандитов... Да, да!!! Я не оговорился - бандитов. Имела место эта братия и в Советском Союзе. Но жила она несколько по другим (если можно так выразиться) - Более человеческим законам и масштабы этого «Профсоюза работников неумственного труда» были значительно меньше нынешних. Все прикормленные аккуратно следили за тем, что бы бизнес Андрюши процветал без посторонних помех.  Само собой понятно, что Андрей был уважаемым человеком в городе на Неве. У любого уважаемого человека в таком крупном городе большие связи с властью. Связи скрепляются на фундаменте самых твёрдых ( в тоже время всегда конвертируемых ) валют. Партийные и советские работники нашей Родины были патриотами отечественных денежных знаков, но предпочтение при выборе отдавали всё же заграничным банкнотам.

 

Андрюшка не был мелким валютчиком. Он содержал небольшой синдикат специалистов-финансистов своего же профиля, которым оказывал и покровительство и прикрытие, и которых вынимал частенько из кутузки, во время профилактических чисток в отелях и злачных местах. Несколько спецов способны были оборачивать серьёзные капиталы, и делали это. Но Андрей спускал немыслимые суммы в часы загулов по девочкам. А в винном угаре  он совершал легкомысленные поступки, просаживая в «железку» пяти и шестизначные суммы. Он быстро восстанавливал потери, но всё же....

 

Супружеская чета служителей Мельпомены обращалась к Андрею Романовичу  ( так именовал Чичу муж Ирочки - Михаил Сергеевич ) по вопросам разного характера. Скажем, театр нуждался в двухкомнатной и трёхкомнатной квртарах «желательно в центре». И Андрей Романович - решал. Или «Мишенька» хотел «Ирочке» сделать сюрприз - новые «Жигули». Решал... Нужно было «позарез» кому-то в театре вступить в Партию Большевиков. И желающий - вступал, потому что Андрей Романович решал... Решительный он человек.

 

Весь образ жизни и творчества  Чичи говорили о том, что он такой же свободный художник, как и я, но профиль его творчества несколько отличался от моего. Это не мешало нам дружить и продолжать общаться не принимая во внимания тысяу с лишним вёрст отделявших наши славные города, взлелеенные Великим Петром.

 

Однажды летом я решил, что мне скучно... Скучно вот так каждый день приходить на работу, мечтательно бросать взгляды за окно, ждать неизвестно чего, когда люди тянутся на моря.

 

Моим следующим решением было намерение позвонить другу детства Чиче. Купил талончик на переговорном, вернулся в кабинет и накрутил Питер. Абонент не отвечал. Телефонисточка просила другой номер. А нет другого...

 

- Девушка, - поступило предложение связистке, - давайте через час...

 

И через час, еле проворачивая язык, незнакомый голос сообщал мне, что его владелец Андрей.

- Чича ! Ты???

- Я!Я! - сипел и кашлял голос. - Кто это?

- Ты что? Не узнаёшь однокашку - Аркашку?..Что с голосом? Ты заболел?...

- Да нет, я только проснулся... Привет Аркашидзе... Давненько не слышал тебя... Чем занят?

- Скучаю, Андрон! Тут у нас такая скука, что разделить её даже не с кем.

- Ну мотай ко мне... Поскучаем в хорошей компании. Я тебя, красавец, познакомлю кое с кем... Как? Сможешь?

А почему, собственно, и не смочь? (подумалось мне)

- Ну так что? Аркан? Летишь? - требовательно интересовался Андрей.

- А у меня что - есть выбор? - согласился я и полетел.

 

Питер встретил дождём, серым небом и счастливым другом. Мы пообнимались по братски, потрясли друг друга за плечи, радуясь встрече, и Андрюшка тут же представил мне парня, стоявшего поодаль от нас.

- Знакомься! - сказал он мне, рукой поманив того к нам,- Татарин!

- Очень приятно! - жал я протянутую руку, - Аркадий!

- Мой однокашник! - хлопал меня по плечу Андрей        .

- Уже наслышан! - улыбался  Татарин  лицом  подчёркивающим прозвище.

 

Мы погрузились в двадцать четвёртую «Волгу» чёрного цвета, Татарин сел за руль. Машина дёрнулась с места , и через пару минут Пулково было пазади.

- Ты на сколько? - дымил Чича тёмно-коричневой сигаретой.

- Неделя - две...Ещё не решил.

- Так ты в свободном полёте? - радовался за друга Андрей.

- А ты помнишь другое состояние моего организма?.. Куда мы сейчас?.. И какие планы вообще?

- Ты скажи. Ты устал?. Хочешь в койку или гуляем?

- Я? - вопросительно смотрел я на Андрюху, - Я же не устаю. Распоряжайся.

- Татарин! Давай в «Асторию».

 

Андрей радовался нашей встрече, и эта радость светилась в его глазах . Он то и дело похлопывал меня по плечу и замечал, - Ты молодец, что вот так запросто: сказал и прилетел.

- Андрюха! А когда ж нам жить, если не сейчас? - очень здраво  рассуждал я , - Мы без оков. И у нас с тобой всё спереди.

Воспоминания  школьных лет и  наших друзей, родного городка и того, что в нём происходило в период нашей беззаботной жизни заняли всё время в пути.

 

Машина остановилась недалеко от «Астории», но не на парковке, а прижалась к бордюру на Исаакиевской площади. Андрей выходя из машины сказал, что его не будет минут двадцать, но Татарин двигатель не глушил.

- Сейчас он с Америкосами разберётся и отвалим, -  сообщил мне Татарин план мероприятий.

На вид ему было лет двадцать пять, крепкого телосложения, симпатичный.

- А как тебя звать? - спросил я.

- Костя! Но меня все называют Татарин...Нормально...Я привык..

- Ну, если я тебя буду называть Костей - обид не будет?

 

В ответ он засмеялся и протянул мне сигарету.

- Я не курю...

- Да это жвачка! - улыбался Костя.

Пока мы разжёвывали вкусные сигареты-жвак Андрейка вернулся.

- Порядок... Погнали на Крестовый. Там через полчаса нас ждут Пшеки. Сплавим зелень и свободны...

 

После Пшеков (польских скупщиков валюты) была «Европейская». В ресторане отеля на Невском, рядышком с «Гостинным Двором», у нас был роскошный обед на троих. В процессе обеда к Андрюшке  подходили какие - то мужички с протокольными физиями, скрывались на пару минут с ним за кулисами ресторанного зала. После чего Андрюшка возвращался как ни в чём ни бывало и налегал на шампанское.

 

Я не задавал вопросов на счёт визитёров. Если посчитает нужным объяснит... И потом, у него здесь своя жизнь и по правилам мне неизвестным.

- Аркашка! Давай выпьем за нашу встречу... Хочу чтобы она была продолжительной  и понравилась тебе... - Андрей наполовину отпил из фужера, - ты себе не представляешь, как я рад видеть твоё родное лицо...

- Я тоже рад встрече... Знаешь? Хорошо или плохо складывается жизнь, а тех лет,... помнишь ?... - я мечтательно посмотрел в окно, где продолжался дождь, -  Мне их  так не хватает.

- Что ты, Аркаш? Мы же были просто детьми... Хотя и я окунулся бы с головой в наше детство. Так всё иногда достаёт, - Андрей затушил сигарету,  запил никотин шампанским и потормошил свою короткую стрижку рукой, - Ну что? В гости?...

- Твоя воля, Андрейка!

 

Мы встали из-за стола. Андрей поручил Татарину расчитаться, и вышел со мной на улицу.

Дышать дождём - это удовольствие. Лёгкие наполняются какой-то силой. Природа обновляется, город смывает с себя пыль и усталость. А мы в ожидании чего-то нового и интересного.

- Сейчас поедем на Большой, там живут знакомые. Хочу посидеть в домашних условиях.... Тебе понравится.

- А что за люди? - интересовался я. И мне, действительно, было не всё равно куда мы поедем.

- Сюрприз!!! - возбуждал  интерес Андрюшка, знающий меня в подробностях, - Отдохнёшь и не соскучишься. Обещаю...

Тем временем показался Костя. Он подогнал машину, мы плюхнулись на заднее сидение, и Татарин помчал нас по Невскому, разметая серое небо из луж .

 

Три длинных звонка в тяжёлую старую дверь, которая многое могла бы порассказать...

 

Двери, в особенности старинные, также как и камни являются свидетелями многих событий, скрытых от нашего сознания их вековым молчанием. Двери знают не только то, что происходило и происходит перед ними в данную минуту, но им доступно всё что происходит или происходило за их спиной. Хотя у дверей, скорее, нет спины, а есть два лица, в молчании взирающих на историю.

 

...Лёгкий и приятный звук открывающихся замков. Распахнувшаяся дверь и гамма ощущений... Во-первых яркий свет озарил большую парадную лестницу, одетую в мрамор и нарядные перила с решёткой чугунного литья, не освещаемую достойным образом со времён Великого ( и ужасного) Октября. Во - вторых наши носы окутал букет приятных ароматов кофе и духов, несущих сознанию мысль о хорошем начале. А в третьих счастливый визг девицы, повисшей на Андрюхе и сообщающий  какому-то Мишеньке, что у них гости, эхом разносился по всем шести этажам подъезда. Саму девицу я не видел, так как та была заслонена от моего пытливого взора торсами Кости и моего друга, имеющих какое-то количество сантиметров роста превышающих мой. Но ножки... Заметил... Чудные, белые... Линии, очерчивающие  контуры маленькой ступни, возносясь мимо слегка розовых щиколоток и огибая стройные икры, подбирались к кругленьким и аппетитным коленкам, сообщая мне о торжестве красоты женского тела над всей остальной природой... Дальше шёл Андрюша, портивший мне обзор.

 

- Заходите! Заходите! - пищала хозйка ног Дианы.

Теперь вы спрашиваете «Почему Диана?»

А мне так кажется... Вернее в моём понимании богиня охоты имела непременно такие красивые ноги. Иначе как можно охотиться на диких мужчин?

Вид на Диану был мне открыт тут же, как первые два гостя перешагнули за порог в светлую квартиру.

- Заходи!Аркашка! Не стесняйся, - протягивал мне руку Андрюха, - Это мой друг Аркан! - говорил он Диане.

- Ирочка! - пояснял Чича мне , указывая на счастливую обладательницу ног, оказавшуюся ещё и красивой, - Ты её полюбишь! Она талантлива и подаёт большие надежды Театру и Кино! - интродьюсировал Андрей.

Я, улыбаясь красотке, готовился и  расчитывал, что целование ручки при знакомстве с представительницей богемы, придаст мне шарма и очков. Но темпераментная Диана подошла ко мне вплотную, положила нежные ручки на мои плечи, заглянув своими синими морями мне в глаза , и нежно поцеловала в щёку.

 

- Он просто прелесть!  - сказала она повернувшись к Андрюше.

Эх! -думаю, - Действительно Диана... Как быстро определила, что я прелесть?...И спинка её , и ниже...! Шикарная девочка...

Я уже завидовал Мише ( посчастливилось же парню жить с богиней), как он появился и открыл церемонию рукопожатий. Андрюша вручил Мише большой пакет со словами - Распоряжайся. Тебе!

- О-о! Спасибо, Андрей Романович!

 

А Ирочке я преподнёс три большие красивые жёлтые розы, которые Костя волшебным образом извлёк из багажника машины, когда  подъехали к дому на Большом проспекте.

 

Мы коллективно прошли в большой зал, украшенный хорошей импортной мебелью. Кое-какая симпатичная живопись, масса сувениров и фото, изображающих Ирочку в ролях. Мишеных портретов замечено не было.Что действительно украшало зал с архитектурной точки зрения так это большая старинная люстра, свисающая ожерельем хрусталя и тяжёлого литья, крашенного под золото, с лепного плафона потолка.

- Господа! Вы развлекайтесь... А я, извиняюсь, не надолго.. - очень деликатно удалился муж Мишенька.

- Ирочка! Что подмостки сцен страны; сгорают в нетерпении?...- шумел Андрейка.

 

Ирочка внесла в зал вазу с розами и поставила её на небольшой кабинетный рояль в углу . Она хохотала от радости и шуток Андрея.

- Ты лучше расскажи о своём друге... Я никогда о нём не слышала...

- Совести у тебя нет, - строго обратился я к Андрею с убийственным выражением лица, - я думал, что еду к другу....Я ...А он , - я поднялся из кресла и указал опешившей Ирочке рукой на невозмутимого Андрона, - он даже обо мне и словом не обмолвился, - Заключил я пламенную речь и направился к выходу.

 

Костя и Диана уронили челюсти, но беззвучно, и лишь Чича заливаясь от смеха, валялся по дивану.

Я  вернулся  и, погрузив тело в мягкое кресло в котором началась моя шутка, улыбаясь сообщил

- Я , Ирочка! Студент...

- Аркаша! - улыбнулась она , - в Щукинском?...

- Нет...

- ВГИК!

- Нет...

- Ирочка ! Он из маленького городка , - отходя от смеха вмешался Андрей, - мы там вместе выросли и закончили школу.

- А что за городок? Ты никогда не рассказывал. Стеснялся что ли?

- А знаете о городе невест?- вмешался я.

- Иваново? - смеялась Диана

- А наш с Андрюшкой город - женихов. Хотя бы потому, что там проживают два таких потенциальных жениха  как я и наш общий друг Вовка. Да. Жизнь жестока. Она вырвала из наших рядов Андрейку, переместив его на ниву укрепления народного хозяйства страны, но мы держимся и не посрамим высоко звания нашего города.

- Дорогой!Тебе с таким талантищем в театр надо податься, - перешла на ты Ирочка, - Андрюша! Мы сейчас же всё обсудим с Мишей.

- Нет! Нет! Нет! - запричитал я, - Не могу я бросить учёбу, работу...

Появился Миша с подносом, на котором дымился кофе в мелких чашечках.

- О чём спор? - Миша останавливался около каждого предлагая кофе.

- Да молодой талант пропадает, - переживалa Ирочка о потенциальных потерях театра.

- Осмелюсь не согласиться , - продолжал я упорствовать, - я занимаю своё место под солнцем . И потом, что я овощ какой, чтобы мне пропадать?

- Так ! Мальчики! Шампанское!- подскочила с кресла Ирочка и полезла в шкаф за фужерами , - Мишенька, принеси похолоднее ..... и лёд!!!

Мишенька послушно удалился и вернулся с двумя бутылками шампанского «Абрау-Дюрсо»

Хлопок,... дымок над бутылкой, и пенная масса шампани потекла в фужеры, которые тут же вспотели от стыда. Я не любитель этого напитка Богов, но оно действительно было вкусным, да ещё заедаемое шоколадом с ликёром.

- Мн!.. - Андрей оторвался от питья , - Ирочка! Как гостю получить водных процедур?...

- Ой!...Аркадий! За мной, - она покрутила пояском коротенького шёлкового халатика, томно улыбаясь, приподняла над плечом фужер, от чего ткань очертила всю прелесть груди в деталях, указывая на отсутствие белья, и грациозно развернувшись на носочках поманила меня за собой.

Ванна оказалась тоже большой .

- На полотенце!Всё что нужно найдёшь на полках.

Дверь закрылась, я стал раздеваться.

 

Под струями горячей воды я предался размышлениям и мечтам, уносящим меня навстречу грёзам. Скоро увлечение было прервано милым голоском.

- Аркаша ! Вот халатик на вешалке...

Я развернулся на голос, вода смывала пену обнажая тело.

- Не смущайся! - говорила она прикрывая ручкой ротик, тихонько и кокетливо хихикая , глядя при этом совсем не в мои глаза.

А я и не успел смутиться. Она повесила халатик и выскочила из напаренной ванной комнаты.

 

Когда я вернулся в зал, завернутый в длинный и большой на меня халат, Ирочка хохотала, Андрюшка что-то  рассказывал, на столе уже стояло четыре бутылки пенного вина, а Кости  не было.

- С легким паром! - крикнул Чича, - Тебя Ирочка не напугала?

 

Я молча сел почти рядим с Андреем взял в руки со столика полный фужер и опрокинул его залпом запихнув в рот две конфеты с ликёром.

- Нет! Не испугала! - отвечал я коверкая язык с набитым шоколадом ртом.

 

А Ирочка, плавя меня синевой глаз, сияла улыбкой и заливала её шампанским. Миша где-то продолжал свои дела.

Диана поднялась из кресла, опрокинула блестящую волнами светлую гриву волос через плечи и стала похожа на русалку. Она подошла к нам :

- Ты меня пустишь на коленки? - поставила она указательный пальчик к своей нижней губке, обращаясь ко мне.... Андрюшу это веселило...

- Так, а для чегож я сюда приехал? Чтож коленкам то простаивать? - духарился я, понимая, что идёт какая то игра. Возможно тетральная пьеса...

 

Богиня присела, нежно обвивая меня руками, и без церемоний и прелюдий   стала осыпать моё лицо «божественными» лёгкими и едва влажными поцелуями. Отрываясь от лица она повторяла :

- Он прелесть!..... Я влюблена!....

В этот время появился Миша

- О! Ты уже репетируешь , Ермолова?

- Она подавляет комплекс стыда и застенчивости в недрах моего Аркана! - пояснял Андрей.

 

Ирина не останавливалась не обращала внимания на диалог. А я сквозь поцелуи протестовал и заявлял, что это клевета  и что о стыде и застенчивости я читал в Малой Советской Энциклопедии, но что это такое на самом деле хотел бы даже испытать.

- Ой! - оторвалась от меня Диана, - он ещё у нас и врунишка!- и тут же повернулась лицом к супругу , - Миша ! А мы сегодня ужинаем?

- Да! Да!Да! Я  на кухне, на кухне...

 

Он удалился. Ирина разгрузила мои колени, хотя это было, на мой взгляд, излишне. Потому что репетиция мне понравилась. Я вопросительно посмотрел на Андрея.

- Всё нормально! Отдыхай.

 

Ирина подтащила очередную коробку конфет, разлила остатки четвёртой бутылки, села в своё кресло:

- Аркаша! Хочешь  послезавтра на мой спектакль пойти?

- Я?... Разве нужно спрашивать? Я уже сейчас готов идти на спектакль

- Ну!Ну!Ну!... Это горячий душ и шампанское....

- Нет! Это репетиция... Я вот подумаю, подумаю и брошу своих коров и коз...

- Андрюша он шутит? Какие козы?

- Да какая разница ? Пусть балагурит? Весело...- Андрюшка становился сонным. Вот это действие шампанского. Он развалился на диване, периодически шутил и проваливался в сон .

- Я в ветеринарном техникуме изучаю повадки домашних животных в дикой природе..., - начал я читать доклад.

 

Ирочка смеялась.

- Оказывается домашняя корова легко может выжить в лесу зимой, если ей там построить коровник и запасти сено. Редкое наблюдение...

- Ладно! Юный натуралист! Ты есть хочешь, а то уже поздно? - прервала надежда Театра мой учёный доклад.

- Моё диетическое питание это любовь, - нескромно заметил я.

- Похоже, в твоих недрах и правда застенчивость утонула... Да это и хорошо... Уже час ночи.Обычно в это время мы только разгуливаемся, но вон Андрюшка что-то сломался...- , она подошла к высокому окну. За стеклом унывало бледное серо-голубое небо.

 

И я вспомнил, что нахожусь в Питере, и белые ночи поломали мой отсчёт времени.

- Может ты хочешь спать? - спросил я осторожно, так как не хотел чтобы она уходила. И потом мне с Андрюхой надо было определиться где мы и как ночуем?

- А ты тоже засыпаешь? - перебила Ирина мои мысли, - Значит ужина не будет...Ладно...

 

Ирочка подошла резвой походкой к дивану, где я располагался рядом с Андрюшкой, стащила меня за руку с мягких подушек и повлекла за собой по длинному коридору.

- Андрюшка здесь как дома - найдёт себе постель, - говорила она находу - А ты сегодня мой! - Она остановилась, прижала меня к стене и поцеловала так глубого и по настоящему, что я остался какое-то время распластаным по стене, как на распятьи, а она уже в это время шептала мне из спальни, - Ты что - прилип? Иди скорее.

 

Диана! Настоящая маленькая охотница!- думал я приближаясь к ней. Она стояла у просторной задрапированной блестящей тканью постели, пальчиком притягивая меня к себе.

 

Я никак не ожидал такого поворота событий. Но вспомнил , что Андрей при Мише сказал мне, что всё нормально. «Да что ты , собственно , колеблешься? Тебе сказано идти к девушке? Давай топай и не рассуждай.»-беседовал со мной внутренний голос. «Так я топаю!» - оправдывался я, а чувство экстремальности ситуации  подстёгивало ещё больше , и я уже готов был кинуться на эту маленькую Богиню.

 

Я приблизился так, что губами дотрагивался до её вкусных волос. Ирина в доли секунд проникла руками под мой халат и завладела инициативой. Я был обезоружен и подвластен ей, а она легонько толкнула меня на кровать, где я медленно погрузился в толщу белья. Ирина развязала пояс и раскинула мой халат, под которым я был без украшений, выпускаемых лёгкой промышленностью. Девочка закрыла глаза и улыбаясь опустилась на коленки. Сначала я почувствовал кончик её языка, давшего прилив крови к голове, а потом огонь охватил всю мою гордость, быстро распространяясь по всему телу, и , буквально, через секунд сорок я кричал в подушку, которой накрыл своё лицо от нахлынувшего потока ощущений. Ирина поднялась и, продолжая быть в халатике, подошла к стене где стояла бутылка . Взяла её и запила меня шампанским из горлышка. Развернулась лицом ко мне и сбросила с себя халтик , под которым тоже ничего не было кроме красивого тела. Волосы русалки доставали почти до пояса.Она шагнула на кровать, оказалась рядом со мной, и я с жадностью дорвался до её тела. Бархатно-упругая кожа, воспалённые зовом плоти груди, влажные, пахнушие вином губы.

- Мальчик! - шептала она, - Я влюблена!...Я тебя никуда не отпущу.

 

Мы делали всё, что придумано и насколько хватало фантазии. А на третий раз  Ирина затащила меня в ванную комнату и мы всё делали в воде. После добравшись до постели, мы легли рядом. Она обвила меня ногами, поцеловала в губы, положила голову на мою грудь и сказав «Не отпущу!» заснула, а следом и я.

 

- Любовнички!!! А любовнички! - я видел как Миша с пышащим жаром кофейником, склонясь надо мной и Ириной собирался окатить нас кипятком, он хохотал но каким то чужим , не своим голосом.

 

Потом он схватил меня за плечо и крикнул в ухо : «На репетицию пора!»

Я открыл глаза... Меня за плечо тряс Андрей и смеясь говорил :

- Ну что, любовник? Может присоединишься к завтраку? Трусы не забудь одеть...

- Ну и сон! - бурчал я. - А где моя Диана?

- Ирка? На семейном завтраке...Давай , давай...на кухню.

 

Я как солдат через десять минут посетил столовую-кухню, где Миша радостно предложил булочки, сыр, масло, чай, кофе, варенье, мёд...

- Спасибо! Я возьму.

- Димитриус! Радость моя! - стала шептать громко через стол Ирочка, расстреливая меня глазами.

Я обернулся через плечо, но никакого Димитриуса не увидел. Все хохотали.

- «Сон в летнюю ночь», - заметил Мишенька, - Шекспир.

- А Вилька? - отшутился я и принялся поглощать чай с булкой и мёдомно без аппетита. Какоето глубинное волнение вдруг охватило и не отпускало меня.

 

После завтрака мы с Андрюшкой покинули гостеприимную пару, правда, с условием, что вечером «часикам к десяти» вернёмся в царство Дианы.

- Андрюха!!! - говорил я на улице, - Я ничего не понял ... Кроме одного - Она необыкновенная, и со мной что-то случилось.

- Ты только влюбиться не вздумай, - предупредил меня Андрей.

Мы остановились на углу Большого проспекта и какой-то худенькой улочки. Солнце было ласковым, а погода радовала организм.

 

Андрей закурил сигарету:

- Сейчас нас Татарин подберёт и на работу....Ты что - расстроился?..Чего замолчал?

- Да нет..., я наслаждаюсь погодой...

 

Мимо нас жужжали троллейбусы, пролетали машины , негустые вереницы прохожих следовали в различных направлениях. Их тоже радовала погода, почти никто не торопился. Петро-Павловка крикнула всем, что уже полдень, отчего воздух слегка вздрогнул.

«Волга» под управлением Татарина остановилась чётко перед нами, и пустив в себя, дернулась по намеченному Андреем маршруту.

- Андрейка! А сбросьте меня у «Эрмитажа»... Я вам не помощник, а поразмышлять в лучшем музее мира мне самое время...А?...

- А где и когда нам тебя подобрать? - согласился Андрей, - Хотя , знаешь ? Ты можешь после Зимнего  направить свои мысли в сторону Театра.. - говорил он улыбаясь во всё своё лицо.

 

Я оживился:

- Правда?

- У Ирки через час работа! Это надолго... Но она тебя будет ждать в театре.

- А когда?

Чича протянул мне карточку , на которой рукой были выведены телефон и все опозновательные моей маленькой Охотницы.

- Смотри голову не потеряй!!! - ещё раз напомнил мне Андрюшка , - Татарин! Давай на Дворцовую.

Показалась Стрелка Васильевского острова, Растральные колонны, а за ними шпиль Петро-Павловки. Машина свернула на Дворцовый мост, и через несколько минут я уже стоял с билетом в «Эрмитаж», опираясь руками на гранит, отделяющий фиолетовую Неву от меня.

 

Двойственное чувство занимало все мои мысли... Всё было как наваждение, и меня тянуло к этой маленькой женщине... Но Миша ..., предупреждение Андрюши. Да и вообще, как всё, что произошло минувшей ночью, было возможно?

 

Но войдя в мир удивительного творения прошлого и поднимаясь по парадной лестнице Эрмитажа , мысли  утонули в волне впечатлений , не всплывая.

 

Затем залы, залы, золото тяжёлых рам и декора, обилие малахитового чуда, скульптуры - молчаливые жители музея и шум туристов и экскурсоводов. Экспонаты кружились в медленном танце, и вдруг я замер. Кажется, это был зал западно-европейской живописи  «преклонных лет». Картина «Диана на охоте»... Неважно кто автор и когда автор? Диана... С полотна на меня смотрела та же девица, чьей добычей я стал легко и быстро. Её красивое тело покрывала шкура зверя, покорённого ею. Одна грудь была обнажена, и Богиня левой рукой сдерживала пса, рвавшегося в бой, а другой указывала на жертву.

 

- Кто же этот пёс, которого она удерживает с такой лёгкостью? - подумал я. - Может это её чувства?.... А может быть это я,... или мои чувства?... Я ей подвластен?...Богам подвластны всё и все...

 

Я решил, что именно сейчас нужно позвонить ей. Выскочил на улицу ..

У Эрмитажа в автомате набрал номер, указанный в карточке, и попросил позвать Ирину.

- Я знала , что ты сейчас позвонишь.Чем занят?

- Тобой! - грустно произнёс я.

- Представляю, что ты сейчас со мной делаешь?

- Я чувствую, что всё что я делаю - делаешь ты.

- Дурачок! - засмеялась она, - Немедленно бери такси, я тебя буду ждать у служебного входа в театр.

 

Дальше гудки в трубке. Я повесил её не сразу. Вспомнил  Андрюшино предупреждение. Влюбился. Но перспектив моя любовь иметь не могла. Я так чувствовал, но понять этого не мог, и, как заворожённый, делал всё, чего требовала Диана. Такси. Театр. Служебный вход, у которого поминутно распахивалась дверь впуская и выпуская тех кто по служебной нужде, ведь он поэтому и  «служебный».

- Эх! - думал я, провожая взглядом это служебное движение, - Я чужой в этом мире. Да и играет она скорее всего. Хотя с другой стороны, что ей - не с кем больше порезвиться, как со мной? И ведёт она себя очень откровенно. Талант. А может она правда влюблена?

- Эй! Мыслитель! Может ты меня узнаешь?

Я смотрел на неё уже около минуты. Но мои мысли сделали меня остекленевшим.

- Ирина! Прости, не узнал.

- У нас сегодня костюмированная репетиция. «Сон в летнюю ночь»...

 

Она вела меня за руку по каким то узеньким коридорчикам театра. Легий костюм из газовой ткани просвечивал её тело, красные кружева белья серебрянные туфельки на невысоких каблучках и больше ничего. Она пахла гримом и нежными духами.

 

Я следовал за ней даже не думая куда и зачем? Понимал - она знает.

- Мальчик! У нас сейчас перерыв, - мы зашли в гримёрку средних размеров, в которой был жуткий беспорядок.

За спиной я услышал, как Ирина защёлкнула замок двери, и повернулся к ней лицом.

- Мой Димитриус! - она протянула ко мне руки.

- Ты играешь? - остановил я её.

- Да! Хелену,- Ирина помолчала, прошла мимо меня к столу заваленному костюмами, сбросила их на пол, кошачьей повадкой залезла на стол и поманила меня ручкой, - Иди ко мне глупый...

Подошёл. Поцеловал её в губы , и она тихонько  сказала:

- Я тоже влюблена.

Я растворился в синеве её глаз и поцелуях.

 

Ирина быстро расправилась с моими брюками, и, отодвинув красную кружевную ленточку между ног, которые замкнула на моей спине, с тихим стоном впустила меня в горящую огнём лагуну. Стол жутко скрипел, и мы упали в груду костюмов на полу. Всё продолжалось недолго, но это было необыкновенно. Отдышавшись, мы продолжали  лежать на смятых костюмах, глядя в потолок.

- Я знаю, ты уедешь, и мы больше никогда не увидимся, - заговорила она серьёзным тоном.

- Я могу приезжать...

- Нет! Ты не приедешь. А если и приедешь  - не прийдёшь. Я знаю...

- Откуда ты знаешь? - удивлялся я способностям девочки, в которую влюбился.

- Я уже очень взрослая! - посмотрела она в мои глаза.

 

Она действительно верила тому о чём говорила , и грусть булькала слезами в уголках глаз.

- Я знаю, что эти два дня для тебя были непонятным сном, - Ирина улыбнулась, смахнула рукой слезу, - Хм!.. Сном в летнюю ночь!.. Ничего не говори, я сама... Мой Миша... Это политический брак... Понимаешь? Бывают такие. Я молодая перспективная актриса, он Администратор... А самое смешное, что я даже не знаю как он целуется... И не хочу.

-  Не понял! Как? - я действительно был удивлён, и удивление меня заставило присесть. Вопросительно глядя  на мою Диану, я не мог представить себе мужчину, который не мечтал бы коснуться хотя бы края её платья.

- Так, Димитриус! Ему нравятся мальчики. И если быть до конца откровенной... Он приводит в дом мальчиков, которых я не замечаю, а я мужиков...

 

В моих глазах полыхнул огонь ревности, который она расценила по своему.

- Нет! Не думай...Андрюшку я очень люблю, мы просто друзья, между нами ничего нет. А тебя я полюбила. По сумасшедшему. Но у нас у каждого своя жизнь и они пересеклись случайно в нашу чудную белую ночь... Правда? - она поднялсь, вытирая откровенные слёзы  и стала целовать меня.

-Всё мне пора, а то искать начнут и скандалить.

Она проводила меня до той двери, через которую мы попали в театр, поцеловала:

- Я побежала , мне ещё грим поправить надо!... Сегодня у меня! - крикнула она убегая.

 

Сев в такси я скоро оказался на Невском и вдруг почувствовал голод. Пройдясь немного по шумному проспекту, окрашенному в красные , оранжевые и розовые тона низко висящего солнца, свернул на какую-то набережную. За столиком небольшого ресторанчика пообедал. Не помня что заказывал, что ел? Размышлял о разговоре с Ириной. Наверное, она права. Я и сам понимаю, что чужой для них. И ни к чему хорошему наш романчик не приведёт. И Андрюшка предвидя это - предупредил меня. Андрюшка. Надо срочно его найти.

 

Около девяти вечера мы встретились, я вызвонил его по контактному телефону ( такова специфика его зашифрованной работы ). Мой рассказ нисколько не удивил Андрюшку. Он сказал, что вчера ещё было всё ясно, и что сегодня Ирина призналась, что влюбилась в меня.

- Что думаешь делать? Казанова.

- Знаешь, Андрейка! Ты не обидешься и поймёшь... Мотаю я отсюда, пока действительно не потерял голову. Сегодня.

- Жалко...Аркашка. Я, честно, жалею, что затеял этот поход в гости. В Питере столько девиц... Ну никак не предполагал, что ты расплавишься. Данные у неё конечно редкие. Но ты то взрослый уже, правда не куришь, - Андрей обнял меня и похлопал по спине.

- Я , Андрон, романтик . Неисправимый и непобедимый. Я легко влюбляюсь. И каждый раз серьёзно. Иногда секунды достаточно, чтобы воспламениться чувством самым глубоким... Ты просто всё забыл, тебя профессия твоя портит. Помнишь, как ты умирал по своей Светке? А она тебе мозги канифолила. Ты как дурак напивался в ресторанах, а я таскал тебя по городу, не зная куда прислонить. В итоге она, выйдя замуж за нашего городского прокурора, на следующий день прыгнула к тебе в постель, заявив, что смертельно любит.

- Да помню я всё! - Андрей бросил на землю недокуренную сигарету, - Я её до сих пор люблю,- в голосе звучала досада.

- Что? Ты, правда, серьёзно?

- Да , Аркашка! Поэтому , какие советы? Решай сам.

- Я уже решил!.. На самолёт поздно, поехали на Московский. На что угодно, куда угодно, лишь бы ехать...

 

Поезд до Адлера. Андрейка купил мне билет СВ. Мы молчали на перроне. Андрей курил, Татарин где-то мотался, покупая мне продукты в дорогу.Грустные ноты звучала в гудках поездов, в шумах перронной возни и тележек, в скрипе вагонных дверей, в печальной бледности летней питерской ночи.

- Димитриус! - ухмыльнулся я.

Проводница пригласила в вагон, до отправления оставались две-три минуты.

Мы обнялись с Андреем, дав обещание созваниваться и хоть иногда заглядывать друг к другу.

Я прошёл в вагон и остановился у открытого окна.

- Аркашка! - подошёл к окну Чича, - знаешь? У меня ближе тебя , пожалуй никого нет. Спасибо, что ты помнишь всё...

 

Подбежал Костя и сунул мне в окно большой пакет. Поезд тронулся почти сразу. Я зашёл в купе, где попутчик активно боролся с продуктами питания и побеждал их, и бросил на своё место  пакет.

 

Когда состав миновал Питер и пошли пригороды и полустанки, пассажиры зашагали по вагону щёлкая дверьми, проводницы предлагали чай. Я достал куль, полученный через окно, вынул верхний пакет с жареной и ещё горячей курицей и овощами, ниже в том же большом кульке я увидел джинсы. Положил курицу на стол и вышел с пакетом в туалет.

 

Новенькие джинсы «Lee», рубашка, свитер: всё моего размера. А на дне пакета конверт. Я открыл его - там лежали пять банкнот по сто долларов. Андрюшка сделал мне подарок и сделал это предупредив все ненужные церемониалы. Это было неожиданно и приятно. Стук колёс напоминал, что расстояние между нами увеличивается, и мне стало грустно. Грустно, что я так быстро расстался с Андрюшкой, что мой неожиданный роман я сам прервал, но мне ещё казалось, что мы встретимся, и что моя богиня сделает что-нибудь волшебное, чтобы это случилось.

 

Прошло много времени. Быт и рутина текущей суеты засасывают незаметно. С Андрюшкой я созванивался крайне редко и с убывающей частотой. Я ещё долго и часто думал о Диане. Но говоря с Чичей по телефону её имя не упоминалось с обеих сторон.

 

А однажды с Володькой мы решили сделать сюрприз и нагрянули в Питер без предупреждения Андрюшки. Наш визит оказался холостым. Его не оказалось в городе, а по сведениям Татарина, их синдикат стал расширяться, наступая на Москву, куда и отбыл Андрей по делам бизнеса.

Неделя в Питере пролетела незаметно. Мы с Вовкой пролистали массу музеев, просто шлялись по красивому городу. Посещали театры. Но Ирины я не видел и не искал встречи, предполагая, что повторная встреча могла быть непредсказуемой.

Уже в нашем родном Дергопупенске вскоре после вояжа в северную столицу, зашёл как-то Вовка ко мне на работу практически к её началу.

- Ты смотрел вчера программу «Время»?

- Нет, - ответил я, видя, что Вовка какой-то необычный.

Он сел за стол напротив меня:

- Чичу взяли : не то в Москве, не то в Питере... Видимо это случилось давно, потому что вчера уже было вынесено решение суда : одиннадцать лет.

 

Мои руки стали влажными от волнения. Мы молча посмотрели друг на друга, с грустью понимая, что ничем абсолютно не можем помочь другу. А я думал про себя : Если бы тогда не случился мой Питерский романчик, может быть сегодня у Андрюшки всё было в порядке?

 

Предыдущие из серии Дон Жуан из Жмеринки

Дон Жуан из Жмеринки
Балет! Балет!
За день до брачной ночи.

Далее из серии Дон Жуан из Жмеринки:

Увидеть Париж и не умереть?

Артур Гинзбург

В гостях у Чичи или мой питерский романчик. - 5.0 out of 5 based on 41 votes
Arthur Ginsburg

Arthur Ginsburg

Артур Гинзбург родился в 1957 году 31 октября. В 1976 году окончил школу военных корреспондентов В 1989 году защитил диплом с учёной степенью магистра архитектуры в Ростовском Архитектурном институте. Возглавлял межбанковское объединение «Менатеп» по Югу России.

Читать далее...

Related items (by tag)

Популярное: Эксклюзивные Публикации

  • Артур Гинзбург: Сто лет безумия
    Артур Гинзбург: Сто лет безумия Когда наступил 1917 год Россия находилась в состоянии войны и, конечно, россияне еще не предполагали,…
    Артур Гинзбург: Сто лет безумия - 4.8 out of 5 based on 71 votes
    Read 38188 times Read more...
  • Воспоминания Погибшего
    Воспоминания Погибшего Когда я свернул за угол дома, где было совсем темно, услышал за собой шаги. Хотел…
    Воспоминания Погибшего - 5.0 out of 5 based on 129 votes
    Read 30287 times Read more...
  • Kак я устал, Как всё достало
    Kак я устал, Как всё достало Kак я устал? Как всё достало? Жизнь стала пошлою , как сало, Жизнь стала скользкою…
    Kак я устал, Как всё достало - 3.9 out of 5 based on 74 votes
    Read 22513 times Read more...
  • Артур Гинзбург: ЗАПРЕЩЕННАЯ ПРАВДА
    Артур Гинзбург: ЗАПРЕЩЕННАЯ ПРАВДА Все, что будет изложено далее, основано на рассекреченных документах, рассказах очевидцев, аналитических заключениях и не…
    Артур Гинзбург: ЗАПРЕЩЕННАЯ ПРАВДА - 4.6 out of 5 based on 90 votes
    Read 21710 times Read more...
  • НЕТ ДАННЫХ...
    НЕТ ДАННЫХ... Чаще всего статистику о любого рода катастрофах Советская Власть скрывала от всех. Слухи или обрывочная,…
    НЕТ ДАННЫХ... - 5.0 out of 5 based on 40 votes
    Read 15338 times Read more...
  • Вор в законе
    Вор в законе Что произошло с Россией за последние 20 лет? Что случилось с теми догмами, которые были…
    Вор в законе - 4.9 out of 5 based on 73 votes
    Read 14691 times Read more...
  • Чёрные мысли - 2
    Чёрные мысли - 2 Мысли чёрные стекают, Ноты чёрные играют,И Луна с собакой лают,Меж собою говоря.
    Чёрные мысли - 2 - 5.0 out of 5 based on 45 votes
    Read 14256 times Read more...
  • Артур Гинзбург: Легенды и Истины
    Артур Гинзбург: Легенды и Истины Разве можно не согласиться с тем, что самодержавие в России никуда не делось? Его стали…
    Артур Гинзбург: Легенды и Истины - 4.9 out of 5 based on 36 votes
    Read 11726 times Read more...

Газета «Русский Дом» (Russian House) - информационно-публицистическое издание в Штате Джорджия (Atlanta, Georgia). Наш адрес: 1185 Grimes Bridge Rd. Suite 200, Roswell, GA 30075
Phone: (770) 643-7997 Fax: (770) 643-7996

Guests

We have 1501 guests online

Поиск по сайту

Самое читаемое

Читать, смотреть,...

Ларисой Герштейн записан альбом песен Булата Окуджавы в двух дисках на русском и на иврите "Две дороги", а также диск "Кончилось лето" с песнями В. Высоцкого, А. Галича и израильских авторов.

58 Мудрых и полезных...

Не откладывай свои планы, если на улице дождь, сильный ветер. Не отказывайся от мечты, если в тебя не верят люди. Нет недостижимых целей - есть высокий коэффициент лени, недостаток смекалки и запас отговорок.

Умные мысли, мудрые...

Умение выразить свои мысли не менее важно, чем сами эти мысли, ибо у большинства людей есть слух, который надлежит усладить, и только у немногих – разум, способный судить о сказанном. Филипп Честерфилд

Почерк и характер

Почерк. Или еще один способ определить характер 

Хочешь узнать характер интересующего тебя человека – присмотрись к его почерку… Существует такая занимательная наука, как графология.

Древний японский...

Меня всегда интересовало откуда пришла традиция есть суши с тела обнаженной девушки. Традицию в США возродил в 1941 году Сальвадор Дали, который накрыл стол для светского общества Нью-Йорка на ... теле своей жены Гали, правда предварительно прикрыв ее простыней. А вот о самом ритуале:

Стерномантия: Форма...

Волнующие формы женской груди из покон веков сводят с ума мужчин, зажигая в груди огонь и туманя голову, результатом чего является закономерный поворот их жизни на путь беспрекословного поклонения прекрасному.

Забытый "чёрный...

Впервые легенду о Володе-снайпере, или как его еще называли - Якуте я услышал в 95-м. Рассказывали её на разные лады, вместе с легендами о Вечном Танке, девочке-Смерти и прочим армейским фольклором.