ИСААК

ИСААК-jewish-man ИСААК-jewish-man jewish-man

Когда Макар мальчишкой жил с родителями в Дивноморске, divnomorskпосчастливилось ему повидать всяких людей.
Курорт! И, как известно, летом черноморские курорты наполняются отдыхающими. В пёстрой мозаике люда, прибывающего со всех концов страны, можно подсмотреть множество интересных процессов, разнообразящих жизнь, наполняя её содержанием, которое потом описывают поэты, слагая песни, и журналисты, рождая фельетоны. А я в очередной раз перескажу всё то, что поведал мне Макар о своём курортном детстве.

Родители Макара жили в длинном двухэтажном доме сталинской постройки. Занимали они двухкомнатную квартиру №8 на втором этаже. А квартира напротив,  №7, была трёхкомнатной. Но в ней проживала бездетная семья: муж - Исаак Захарович и жена - Зинаида Петровна. Макару всегда было очень любопытно наблюдать за уже пожилым Исааком Захаровичем и его женой - знойной женщиной Зинаидой Петровной. Пара была колоритной. Маленький, худенький и щупленький, седовласый с лысиной на макушке, очень энергичный сын еврейского народа и красивая, кровь с молоком, на голову выше своего мужа, натуральная блондинка, пятидесятилетняя дочь кубанских казаков. Не этично говорить о возрасте женщины, но это мера необходимая для того, чтобы читатель мог ощутить все ракурсы взаимоотношений в этой семье в правильном фокусе. (Эх! Как сказано?!). Исаак был старше жены на двенадцать лет, но, не смотря на это, он выглядел рядом с Зинаидой, как её старший сын. Она называла мужа, в зависимости от настроения, «Ися» или «Исенька». Палитра же имён в лексике Исаака Захаровича была куда богаче и отражала все оттенки его настроения или помыслов. В течение одной только минуты он мог звать жену «Зинулей» или «Зинкой», или строго сказать «Зинаида», «Зинон», «Зинище», «Зин», «Зинаидище», или,  заискивая,  «Зинзик», а порой он называл её странным именем «Зинзибар».


Одну комнату своей квартиры чета сдавала курортникам для поддержания бюджета семьи. Так делали почти все обладатели достаточной жилплощади. Не смотря на свой возраст, Исаак Захарович был очень охоч до женского пола  и, так как обязанность подыскивать курортников на вокзале лежала на нём, он и подыскивал молоденьких и прелестных особ противоположного ему пола. Не смею с ним не согласиться... Куда приятнее, когда у тебя за стенкой проживают длинноногие и стройные девицы, с которыми всегда есть о чём поболтать, чем мужики, у которых на уме один футбол да пиво. Между тем, что касается пива, а также других слабо- и неслабоалкогольных напитков, Исаак Захарович был активным любителем этих безобидных, как ему казалось, слабостей. И в минуты расслаблений Исаак имел большие разногласия на сей предмет со своей половиной.


- Ися?! Ты где уже нализался? - встречала с порога Зинаида балованного мужа.
- А шо такое? - растопыривал тот ручки, делая вид, что действительно: шо такое? - Это шо? Это уже скандал? – переходил в атаку бывалый фронтовик.
- Ну-ка! Пошли на кухню, - приказывала Зинаида учительским тоном.
- Зиночка!.. Токо я тебя прошу... - семенил за нею Исаак, пытаясь обойти, обогнать свою крупную жену, но ширина коридора ему того не позволяла.
Зинаида брала в руки скалку и ... Нет! Ни в коем случае. Физически она не могла оскорбить или обидеть своего мужа. Но громко бить  скалкой по столу, на котором от грохота пускались в пляс вазочки и тарелочки, добавляя звона, - это обычное дело. Бедный Исаак Захарович не выносил шума и кричал:
- Зиночка! Побойся Бога! Шо подумают о тебе соседи?
Зиночка продолжала стучать, причитая.
- Зинище! Я  жешь могу уйти навсегда... - пускал в ход Исаак своё оружие.
- Можешь убираться хоть сейчас, - предлагала в свою очередь Зинище.
- Чудесьненько!.. Просто чудесьненько!.. - он выскакивал на улицу, но не уходил навсегда, как обещал, а останавливался под своим балконом и призывал Зину одуматься.


- Зинаидище! - звал он её грозным голосом. Та появлялась на балконе, не выпуская  из рук скалки.
- Ты ещё здесь? - делала она вид, что удивлена.
- Зиночка! Ну, зачем компрометировать себя перед людьми? - нежно обращался он к жене, сложив ручки, как во время молитвы. - Все жишь могут подумать, шо ми уже не интеллигентные люди...


- А! За репутацию переживаем?
- Зинка! Хватит, шо я уже сказал? И, если ты немедленно не извинишься, - демонстрировал худосочный Исаак свою силу духа, - я просто сейчас же буду вынужден жаловаться в ближайший гастроном...


Последняя фраза действовала на Зину, как заклинание. Только не это!
Означала последняя фраза, что Исаак действительно отправиться в ближайший гастроном, но не за жалобной книгой, а к «приятелям», которые всегда под гастрономом ждут третьего. А этого Зина допустить не могла.


- Так! Ну, всё! Повздорили?! Хватит! Давай бегом домой, будем ужинать, - как ни в чём ни бывало, командовала Зина с балкона.
- Ну вот! Вот - совсем другое ж дело, - ставил точку в лёгком скандале и возвращался в семью Исаак.
И всё становилось на свои места.


Надо заметить, что подобные сцены были, своего рода, театрализованными представлениями для обширной публики, занимавшей зрительские места на лавочках у подъездов исааковского и соседних домов. Не важно было зрителям, что конкретно происходит на их глазах. Им нужна была пища для разговоров, домыслов, своих замечаний и заключений. Комплекс лавочек со зрителями Зинаида называла «рентгенкабинетом».
Исаак был родом из Одессы и, прожив там много лет, навсегда впитал акцент этого особенного города. После войны, находясь ещё в госпитале по случаю тяжёлого ранения, полученного в сражении за Прагу, он познакомился с медицинской сестрой Зиночкой. Трудно сейчас сказать, что их сблизило: война, время или просто любовь, но у них образовалась семья. А в Дивноморске они оказались тоже не случайно. Это был город Зиночки. Она здесь родилась и выросла. Отсюда уходила на фронт, сюда вернулась, но уже с мужем. Детей, как уже замечалось, у них не было. А почему? Мы выяснять не будем.
Исаак любил Макара, живущего по соседству, тем более что мама Макара работала в одном учреждении с Исааком. А называлось оно «Курортный Совет». Видимо, там давали полезные советы о правильном и здоровом отдыхе. Мама Макара работала секретарём руководителя, а Исаак выполнял какие-то очень важные организационные функции.


Когда Макар после школы забегал к маме на работу, частенько первым, на кого он натыкался в приёмной Курсовета, был Исаак.
- О!!! Що я вижю! Анечка! - громогласно объявлял он маме  Макара, - Это жишь твой Акадэмик!
- Ну, що, Акадэмик? - это он  адресовал Макару, - Как наша наука - уже успевает за тобой?!
- Анечка! - вновь он переключался на маму Макара. - Сейчас Акадэмик у тебя будет просить 20 копеек... - Исаак произносил эту фразу, как конферансье, объявляющий очередной номер концертной программы. - А щоб тибе не попросить рубиль и уже оставить маму в покое примерно на пять дней?
- Нет! Нет! Нет! - возражала мама Макара, - это будет  «рубиль»  каждый день.


Счастливое детство... Макару хватало двадцати копеек на целую увеселительную программу. Он отправлялся с приятелями в кинотеатр «Родина», и «та» демонстрировала им детский фильм за десять копеек и кормила мороженным за десять копеек.
Пока мама давала Макару деньги и выясняла, как дела в школе, раздавался телефонный звонок, и Исаака Захаровича связывали с Москвой.


- Алё! - кричал Исаак, - Это кто?.. А?.. ВЦСПС!!! Ну, що, дорогие ВэЦээС и ПээС?.. Ну, где ваш мальчик - засунул в жёпу пальчик?.. А?.. Не поняли?.. Щё?.. Повторить по буквам?.. Не надо?.. Ну, щё фирма... щё фирма?.. Да, ну знаю я вашю фирму!.. Гавняная ваша фирма... - разговор прервался, и Исаак бросил трубку.
- Исаак?! - неодобрительно посмотрела мама Макара на взъерошенного Исаака, умирая внутри со смеха.
- А що я им могу сказать?.. Ну, где их мальчик?.. Телеграмму прислали: поезд, вагон, время, мальчик... Я обощёл весь этот уже паравоз - никто никакого мальчика не видел даже. И щё я ещё должен им сказать? Так я так и сказал!

« Start  Prev   1   2   Next   End   »
(Page 1 of 2)
ИСААК - 5.0 out of 5 based on 19 votes
Arthur Ginsburg

Arthur Ginsburg

Артур Гинзбург родился в 1957 году 31 октября. В 1976 году окончил школу военных корреспондентов В 1989 году защитил диплом с учёной степенью магистра архитектуры в Ростовском Архитектурном институте. Возглавлял межбанковское объединение «Менатеп» по Югу России.

Читать далее...

Related items (by tag)

Газета «Русский Дом» (Russian House) - информационно-публицистическое издание в Штате Джорджия (Atlanta, Georgia). Наш адрес: 1185 Grimes Bridge Rd. Suite 200, Roswell, GA 30075
Phone: (770) 643-7997 Fax: (770) 643-7996

Guests

We have 1449 guests online

Поиск по сайту

Самое читаемое

Читать, смотреть,...

Ларисой Герштейн записан альбом песен Булата Окуджавы в двух дисках на русском и на иврите "Две дороги", а также диск "Кончилось лето" с песнями В. Высоцкого, А. Галича и израильских авторов.

58 Мудрых и полезных...

Не откладывай свои планы, если на улице дождь, сильный ветер. Не отказывайся от мечты, если в тебя не верят люди. Нет недостижимых целей - есть высокий коэффициент лени, недостаток смекалки и запас отговорок.

Умные мысли, мудрые...

Умение выразить свои мысли не менее важно, чем сами эти мысли, ибо у большинства людей есть слух, который надлежит усладить, и только у немногих – разум, способный судить о сказанном. Филипп Честерфилд

Почерк и характер

Почерк. Или еще один способ определить характер 

Хочешь узнать характер интересующего тебя человека – присмотрись к его почерку… Существует такая занимательная наука, как графология.

Древний японский...

Меня всегда интересовало откуда пришла традиция есть суши с тела обнаженной девушки. Традицию в США возродил в 1941 году Сальвадор Дали, который накрыл стол для светского общества Нью-Йорка на ... теле своей жены Гали, правда предварительно прикрыв ее простыней. А вот о самом ритуале:

Стерномантия: Форма...

Волнующие формы женской груди из покон веков сводят с ума мужчин, зажигая в груди огонь и туманя голову, результатом чего является закономерный поворот их жизни на путь беспрекословного поклонения прекрасному.

Забытый "чёрный...

Впервые легенду о Володе-снайпере, или как его еще называли - Якуте я услышал в 95-м. Рассказывали её на разные лады, вместе с легендами о Вечном Танке, девочке-Смерти и прочим армейским фольклором.